0°C
Салехард

Общество

На Ямале в холодный май чум становится палатой для новорожденных оленей

Нет более важного времени для оленевода-кочевника, чем месяц рождения оленят.«Май весь год кормит» – так говорят в тундре.


У ненцев май говорит сам за себя: ты ниць иры – месяц массового отела рогачей. Идеальный «роддом» для важенок – небольшая возвышенность с кочками, которые на весеннем солнце оттаивают раньше всего. На этих прогретых солнцем проталинах матери и рожают своих деток (су’ляку), а кочевники зорко следят за их безопасностью. Малышам могут грозить не только дикие звери, но и внезапные майские метели с обильными снегопадами.  

По воспоминаниям ныне покойной Елены Сусой, автора учебников по ненецкому языку, в один из таких ненастных дней от ветра даже шесты чума гнулись, словно лук охотника. Снегом занесло самых слабеньких оленят, одни ушки и хвостики глядели из сугробов. Тогда вся семья, все, кто мог ходить, отправились к стаду, начали собирать малышей и переносить их в чум для обогрева. Важенки, беспокоясь за малышей, ходили вокруг этого чума, как матери в роддоме ходят вокруг палаты для ослабленных новорожденных. 

Важенка старается найти проталину, чтобы олененок родился не на снег. Но ямальская весна сурова, проталин хватает не всем, да и те, что есть, вскоре заносят майские вьюги. Новорожденный олененок отнюдь не слаб, напротив, довольно быстро встает на ноги. И все же оленята так милы и беззащитны, что их рождению в мае многие ненецкие женщины посвящают свои песни. 

Многие заботливые оленеводы берут на обогрев слабых оленят. Каждый олененок для них – драгоценный и желанный. За сутки в течение месяца рождается по 20–40 оленят. Оленеводам приходится работать и днем, и ночью. А днем появляется еще одна проблема – от слепящего снега болят глаза. Если с марта месяца не начать носить защитные очки, можно здорово посадить зрение. 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Серая весна» – не время для грусти

Несмотря на все сложности, связанные с отелом, все же май – месяц радостный. Зима позади, а вместе с ней и множество хлопот. 

Фото Аллины Яковлевой
Фото Аллины Яковлевой

Оживают не только стойбища, но и сама природа: вскрываются реки, сильные ветра гонят лед, шумят над верхушками чумов, а самый долгожданный звук – крики птиц, возвращающихся домой для гнездования. В период, когда олени истощены, а реки еще не открылись для рыбалки, охота на водоплавающих птиц кормит большие семьи тундровиков. 

У оленеводов-ханты в мае те же заботы. А вот для рыбаков наступает ас нопатты тылась – месяц вскрытия рек. 

«Серая весна» – так еще называют ханты кусочек мая до появления зеленых почек. За ней следует «зеленая весна» в июне и далее – начало лета, «березовый месяц» июнь. Но в «серую весну» уже нет никакой серости в душах людей: идет активная подготовка к путине. Рубятся новые и ремонтируются старые лодки и весла, уже повсюду развешаны ровно сплетенные, починенные сети, обдуваемые майскими ветрами.

Первая рыбалка обязательно сопровождается обрядом очищения и поклонения духу воды, или так называемому хозяину Оби. Об обряде когда-то подробно рассказал Федул Альгамов, коренной житель Салехарда. Описание сохранилось в фондах фольклорных материалов ОЦНК.

«Когда уходит лед на реке, рыбаки идут к воде и проводят обряд очищения –  речной водой моют руки и умываются. Он означает единение  с духом воды. С первым уловом ханты проводят обряд поклонения духу воды – ас тай ики: у рыбы аккуратно вырезают желчный пузырь и завязывают в белую ткань, которую опускают в воду. При этом просят у духа удачу и благополучие. Пойманную рыбу отваривают,  а угощение выставляют в трех чашах: духу воды – к реке, на север, к костру – тут ими (огню-женщине) и духам священного места. Чаши стоят, пока идет пар, – в это время питаются духи. Затем едят люди,  при этом они ведут спокойную беседу». 


0

0

0

0

0

0



Темы