0°C
Салехард

Поисковики «Ямальского плацдарма» просят приравнять себя к резервистам

Страницы газет и сайтов облетела информация из Ростовской области: поисковики нашли остов тяжелого танка «КВ-1» с экипажем. Значит, еще пять защитников Отечества упокоятся с воинскими почестями. Если повезет, их назовут поименно, отправят сохранившиеся вещи потомкам героев.


– Новость, конечно, хорошая. Ведь война не закончена, пока не похоронен последний солдат, – приводит известную истину салехардец Андрей Гуничев. – Теперь установление личности танкистов – дело времени. По серийному номеру бронетехники нетрудно понять, кто шел на ней в последний бой. С пехотой сложнее…

Как имя твое, солдат?

Наш собеседник хорошо знает цену идентификации. Он с 2013 года руководит салехардским поисковым отрядом «Ямальский плацдарм». Его добровольцы шесть лет работают в лесах и болотах Ленинградской области – там, где с осени 1941-го по февраль 1943-го шли ожесточенные кровопролитные бои.

За это время добровольцы подняли из земли множество останков, но лишь единицам вернули имя. Однажды этому поспособствовала алюминиевая ложка с инициалами владельца.

– За все время поисковых работ мы смогли идентифицировать восьмерых красноармейцев, – продолжает Андрей Гуничев. – На прошлогодней Вахте Памяти наш боец Дмитрий Гомонов нашел в Гатчинском районе останки, а рядом с ними – медальон. Записка очень хорошо сохранилась, и, благодаря экспертизе, мы знаем, что ее написал Александр Николаевич Шеметов, 1918 года рождения, курсант первого батальона Ново-Петергофского военно-политического училища НКВД имени Ворошилова, уроженец Архангельской области. Долгое время он числился в списке пропавших без вести.

Останки красноармейца нынешней весной передали поисковому отряду «Северная Двина» из Архангельской области. Они отвезут их родным Александра Шеметова для захоронения на родине. Так же поступят и с экипажами штурмовика «Ил-2» и пикирующего бомбардировщика «Пе-2», ямальцы нашли их во время раскопок прошлых лет. Кстати, в этом году они нашли обломки еще одной «пешки» и легкого танка «Т-60» – довольно редкой боевой машины.   

У некоторых читателей по этому поводу возникнет резонный вопрос: многие образцы вооружения, особенно те, что лежат в болотах, прекрасно сохранились. При желании их можно привести в боевое состояние. Как на это смотрят правоохранительные органы?

– В области на уровне МВД создана структура, которую мы между собой называем «трофейная команда», – поясняет наш собеседник. – Полицейские тщательно проверяют каждого из нас, чтобы в отряд не затесался «черный копатель» с дурными намерениями.

Один из основных видов деятельности поискового отряда – организация музейных выставок. Андрей Гуничев мечтает о помещении для постоянных экспозиций. За годы работы у отряда скопилось немало раритетов, их бы под стекло – и на всеобщее обозрение.

Фото из архива Андрея Гуничева
Фото из архива Андрея Гуничева

Весной 2014 года добровольцы наткнулись в болоте на длинную железяку. Около часа провозились с ней и откопали ПТРД – противотанковое ружье Дегтярёва. Его сохранность была на твердую четверку. И тут же встал вопрос: куда его деть?

– Бюджет «Ямальского плацдарма» складывается из личных сбережений и членских взносов. Поездка одного человека обходится в среднем в 50 тысяч рублей. Возникла мысль: продать ствол реконструкторам или коллекционерам, окупить часть затрат. Но, проголосовав, мы все же решили подарить ружье МВК им. Шемановского в Салехарде. Там были рады такой щедрости, но сказали, что с перевозкой экспоната помочь не смогут. А он весит больше 17 килограммов! Обратились в местный отдел полиции с просьбой, чтобы они дали нам какую-нибудь справку, что оружие непригодно к стрельбе. Но и там на нас махнули рукой: везите так! А так – то это как, если мы возвращались на поезде? Длина ствола с патронником почти полтора метра, вес – более 17 килограммов. С горем пополам, всеми правдами и неправдами, притворяясь водными туристами, привезли мы ПТРД в Салехард и подарили музею, – рассказал Андрей Гуничев.

На вездеходе со штрафами

После этой истории поисковики решили обзавестись личным транспортом. Ведь на раскопках они проводят почти месяц, на такой срок приходится брать много вещей и продуктов. Пока своей техники не было, приходилось консервы, предоставленные отряду спонсорами, отправлять транспортной компанией.

– Друзья нам подсказали, что на балансе окружного департамента имущества периодически бывает невостребованная техника. Мы туда обратились и получили в безвозмездное пользование УАЗ-«буханку» и ГАЗ-66, 1995 года выпуска. Первую практически не используем, пока хватает ГАЗа.

В 2015 году поисковики проехали первые пять тысяч километров – расстояние от Салехарда до Санкт-Петербурга. Маршрут пролегал через 23 региона. Несмотря на кажущуюся неповоротливость вездехода, на трассе он разгоняется так, что следом по домашнему адресу Гуничева летят «письма счастья» – штрафы.

На время раскопок поисковики берут отпуска. Официально их никто не командирует на Вахту. Они предлагают приравнять их к резервистам, тем более все они уже служили в рядах ВС.

– Каждый год президент страны подписывает приказ о привлечении резервистов к военным сборам. А на Ямале из-за отсутствия воинских частей такая работа не ведется. Было бы здорово, если бы наше предложение услышали и «взяли на вооружение», – говорит Андрей Гуничев.

Отметим, что официально всероссийская Вахта Памяти проходит два раза в год – весной и осенью. Бывает, что для школьных поисковых отрядов устраивают специальные лагеря. А бойцы «Ямальского плацдарма» работают и весной, и летом, и осенью.


0

0

0

0

0

0



Темы