0°C
Салехард

обновлено: 12:15, 18 августа 2022

Общество

Волки, пожары и любовь на всю жизнь: история кочевой семьи Лонгортовых

Супруги Лонгортовы из посёлка Овгорт Шурышкарского района часто вспоминают годы, проведённые в тундре. Было всё: и встречи с волками, и сильнейшие грозы. Но и радостных событий случалось немало.


Антон Ильич — уроженец Оволынгорта, Нина Кирилловна родом из Нымвожгорта. У обоих родители всю жизнь проработали в оленеводстве, поэтому неудивительно, что любовь к кочевой жизни у них в крови. По бескрайним просторам ямальской тундры Лонгортовы каслали тридцать лет.

Судьба свела их в овгортской школе. Детская дружба с годами переросла в любовь, а потом и в крепкую семью. Нина Кирилловна показывает национальное нагрудное украшение из бисера. В него она вплела часть браслета с именем любимого, который сохранила со школьных лет. Это самая дорогая её сердцу работа среди других искусно выполненных.

– Сейчас внучку Ирочку учу плести из бисера, как когда-то дочку Галю. Ирочка пока маленькая, всего девять лет, поэтому плетём что-то простое, а с дочкой недавно вместе делали украшения для новой ягушки, — рассказывает рукодельница.

Дочку Галю Нина Кирилловна ещё в детстве научила всему, что умеет сама. Фото из архива семьи Лонгортовых
Дочку Галю Нина Кирилловна ещё в детстве научила всему, что умеет сама. Фото из архива семьи Лонгортовых

Испытание водой и огнём

Семейная жизнь Лонгортовых началась с того что молодого мужа и отца…. забрали в армию. Три года юноша служил на флоте, был рулевым-мотористом, а в родных краях его ждала любимая жена и крошка-сын Слава. В то время Нина помогала своему старшему брату Геннадию, кочевала с ним до Уральских гор.

Нина Лонгортова с первенцем Славой. Фото из архива семьи Лонгортовых
Нина Лонгортова с первенцем Славой. Фото из архива семьи Лонгортовых

– Был случай, когда стихия чуть не уничтожила стойбище. 28 июля 1989 года это произошло. Ночью начался сильный ливень. Ранним утром ручей, рядом с которым стояли чумы, на глазах превратился в бурный поток. Мы стали переносить дрова, доски на возвышенность, а вода всё прибывала. Славе два годика было всего, я его одела и отправила к женским нартам, а сама побежала помогать соседям. Их чум стоял ниже, и его совсем затопило. Пока спасали их вещи, уже и наш чум оказался в воде. Смотрю — мой ребёнок стоит не шелохнётся, в сапожки уже зачерпнул. Быстро унесла сыночка, укутала в тёплое, усадила на нарты. Небольшой уже кусочек земли остался, мы как на острове, а дождь всё льёт. Вандеи (грузовые нарты, — Прим. ред.) вместе привязали, кол большой вбили. Думаем, унесёт так унесёт: будем как плотом управлять. Но тут резко дождь перестал идти, и вода стала убывать. Огляделись — всё снесло из стойбища, чуть и нас тогда не смыло. А потом настал жаркий день, как будто ничего и не было, — вспоминает Нина Кирилловна. 

— Другую такую грозу спустя годы мы со вторым сыном Андрюшей пережили на Урале. Ходили за ягелем для авки (ручной олень, питомец, — Прим. ред.) через реку, вдруг вижу — тучи чёрные бегут, надо возвращаться. Ущелье узкое, спускаемся, вздрагиваем с каждым ударом грома вместе с этими скалами. Страшно! Бросила мешки с ягелем, потихонечку спустились, всё дрожит вокруг, хлынул ливень, река бурная стала, усадила Андрюшу на плечи, кое-как перешла воду. Добрались до ближнего чума мокрыми до ниточки.

Знойное удушливое лето 89-го года напугало шурышкарцев пожарами.

– Дым страшный, дышать и в тундре было нечем. Тогда едва не сгорела и моя родная деревня. Родители рассказывали, что по всему берегу лодки стояли наготове, жители Нымвожгорта уже собрали вещи. Но неожиданно пошёл сильный дождь и спас деревню. До домов огонь не дошёл метров двести-триста.

Быстрее, сильнее, дальше

Вернулся со службы муж, уже вместе отметили любимый День оленевода. Нина Кирилловна тогда заняла второе место в гонках на оленьих упряжках среди женщин. И Антону Ильичу есть чем гордиться. Каждый год он становился призёром соревнований на празднике, неоднократно занимал первые места в гонках на оленьих упряжках, лыжных гонках, прыжках через нарты, метании тынзяна на хорей. В 2006 году взял первенство в открытых окружных соревнованиях оленеводов на Кубок губернатора ЯНАО в лыжной эстафете.

Физкультминутка в тундре. Волейбольный матч между оленеводами Ямала и Югры. Фото из архива семьи Лонгортовых
Физкультминутка в тундре. Волейбольный матч между оленеводами Ямала и Югры. Фото из архива семьи Лонгортовых

Бережно хранит мужчина вырезанную из газеты заметку о том, что в районных соревнованиях по национальным видам он стал победителем в гонках на оленьих упряжках и в торжественной обстановке ему вручили подарочный сертификат на снегоход «Yamaha».

Супруги начали работать в шестой оленеводческой бригаде Мужевского совхоза. Каслали почти десять лет, за это время подрос Слава, родились Андрей и Галина. Два года провели в Овгорте с детьми, затем вернулись. Через четыре года Антон Ильич стал бригадиром восьмой бригады, перегоняли стадо в 1100 голов за Уральские горы и обратно. Потом была девятая бригада.

О кочевой жизни они рассказывают с любовью. Как часто в их оленбригаде в гостях были туристы, как встречались на Урале с соседями-оленеводами из Саранпауля и катались на лошадях (на них кочевники Югры окарауливали своё стадо), как играли в волейбол и собирались все вместе за длинным столом, поставленным между чумами, в праздничный День середины лета.

Будни тундровика

Работу оленеводов лёгкой не назовёшь. На Нине Кирилловне держался чум. Она занималась хозяйством, воспитанием детей, выделывала оленьи шкуры, шила платья, рубашки, ягушки, кисы, бурки, вязала малышам комбинезоны, вышивала и плела украшения для одежды и обуви. Антон Ильич с утра до вечера был со стадом.

– По 20-30 километров в день проходил на лыжах. Мороз ли или липкий снег, оленевод должен вести стадо в любую погоду. Сейчас на технике ездят, но олени пугаются шума, сбиваются в кучу, иногда и давят друг друга. Какие после этого телята будут у важенок? Раньше так было: один пастух впереди на лыжах идёт, другой сзади на нарте, олени и бегут по дорожке, — делится опытом оленевод.

Скромно рассказывает он о борьбе с хищниками, для него это было будничным делом.

– Часто на стадо нападали волки, за одну ночь могли два, а то и три десятка оленей загубить. Как-то в марте собрали группу из пяти человек, несколько дней на лыжах гнали стаю. Кто быстрее — впереди на лыжах бегут, пугают хищников, а кто сзади, тащат волокушу — в большую оленью шкуру заворачивали продукты, сухую одежду, чайник. Далеко загнали зверей, в сторону Саранпауля. Девять крупных волков было. Всех истребили.

Волк — извечный враг оленеводов. Фото из архива семьи Лонгортовых
Волк — извечный враг оленеводов. Фото из архива семьи Лонгортовых

Главная помощница пастуха — оленегонная лайка. С ней и со стадом управляться легче, и об опасности верный друг сообщит первым. Такой была Даба, такой сейчас и Бим. Этот пёс и сегодня несёт службу, только уже с сыном Вячеславом, который продолжает дело отца. Но есть у Антона Ильича ещё одна собака. Дочка Галя в детстве подарила ему свою игрушку: «Она теперь твоя, папа!». 24 года отец носит фигурку на своём традиционном национальном поясе.

Главный помощник оленевода. Фото:  Равиль Сафарбеков
Главный помощник оленевода. Фото: Равиль Сафарбеков

Пять лет назад Лонгортовы ушли на заслуженный отдых, обосновались в Овгорте. Занимаются домом, помогают детям воспитывать внуков.


Текст: Элина Витязева

Журнал «Ямальский Меридиан», № 6, 2022 г.



0

0

0

0

0

0



обновлено: 12:15, 18 августа 2022

Темы

КМНС, Архив журнала «Ямальский меридиан»