0°C
Салехард

Общество

Захар Прилепин: «Страшно всё по телевизору, там ощущаешь бессмертие»

Три года назад именитый писатель и публицист Прилепин в Ноябрьске называл себя солдатом информационной войны, спустя полтора года заверил надымчан, что не будет отсиживаться дома.


Теперь в Новом Уренгое он представил не только новую книгу, но и рассказал, как воюет за ДНР.

СЧАСТЬЕ БЫТЬ ОПОЛЧЕНЦЕМ

С октября прошлого года Захар Прилепин – заместитель командира батальона спецназа. Всех, кто писал и воевал, он вспомнил в новой книге «Взвод. Ополченцы и офицеры русской литературы», о которой рассказал северянам и с которой скоро отправится во Францию.

– Здесь собрано 11 биографических эссе об известных литераторах от Державина до Бестужева-Марлинского, умевших не только писать, но крепко держать в руках оружие, – рассказывает писатель. – Это произведение стало неким ответом на вызовы некоторых историков, писателей либерального толка, которые, узнав о моем решении уйти воевать за Донбасс, говорили, что русский писатель не должен так делать! Ведь литература всегда была за мир, гуманизм, добро и милосердие. Обозвали меня террористом-сепаратистом и эдаким негодяем…

Прилепин убежден, что именно писателям, прошедшим военной тропой, мы обязаны правильным восприятием таких понятий как честь, долг и совесть офицера. По сути, он проводит прямую параллель между авторами золотого века и самим собой, акцентируя внимание на том, что воевать за правду и справедливость во благо людей – не стыдно.

– Восстать за Родину, защитить – не это ли счастье быть ополченцем, умея сражаться не только пером, но и саблей тогда, и калашниковым сегодня? – рассуждает Захар.

ДУМАЛИ, КАЛЕКА УДАВИТСЯ, А ОН СМЕЁТСЯ

За минувший год Донбасс стал для Прилепина родным. Он закрыл все проекты, «закинул» книжное писательство и полностью подчинился будням батальона и молодой республики.

– Не боитесь быть убитым на войне? – прервал монолог гостя неожиданный вопрос. Он молниеносно сориентировался и ответил: «Конечно, я жить хочу! Я люблю жизнь, люблю своих детей. Хотя у меня есть охрана, но она была и у Моторолы, а Гиви вообще погиб внутри своего подразделения, сопровождаемый  охраной».

Как бы страшно ситуация на Донбассе не выглядела по телевизору, там, на той стороне границы, всё по-другому, заверяет писатель:

– Как вижу своих ребят, ощущение другое появляется. Ощущение собственного бессмертия, и оно такое там у всех. За последние две недели у нас четверо раненых: одному ногу осколком снесло, у другого пуля прошла на вылет, третьему руку и ногу оторвало. Думали, последний придет в себя после операции –  удавится. А он освоился передвигаться на коляске, орудует на кухне, чистит картофель одной рукой. Радуется подаренному ноутбуку. Смеется.

– Вот так и живут бойцы. И чего мне на фоне всех этих бед бояться?! Я много путешествовал, имею прекрасную семью, детей, замечательный дом. Это парням  должно быть жальче себя, ведь многие даже девушку еще не целовали…

К КИЕВУ ПРИБЛИЗИЛИСЬ ВСЕГО НА КИЛОМЕТР

Замораживание конфликта на Донбассе Прилепин не приветствует, говорит, лет через пять-десять это может «подарить» России фашистское государство по соседству.

– Те, кто сегодня властвует на Украине, прошли и советскую армию, худо-бедно что-то имеют от торговли с РФ. И в любой момент, если ситуация станет меняться, они быстро убегут за границу, – считает писатель. – Вот тогда их сменят отмороженные неонацисты в чистом виде. Для них, воспитанных на ненависти к России и всему русскому, не будет нашей страны, русского языка. И тогда придется воевать не так, как сейчас на Донбассе.

Он отметил, что в последнее время со стороны Вооруженных сил Украины (ВСУ) наблюдается много перебежчиков. И когда все убегут, массовое оболванивание и перевирание истории сделают свое черное дело.

Прилепин не скрывает, что, приехав на Донбасс, надеялся на возобновление военных действий, потому что ВСУ постоянно подгоняли танки и артиллерию к линии разграничения. Навстречу выдвигались войска ДНР, в результате чего происходили серьезные бои с многочисленными потерями противников.

– Но прошел год, мой батальон прошел километр, другой – два. До Киева всего 940 километров, а мы всё стоим, и еще стоять будем неизвестно сколько, – подытожил эту тему гость.

РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА ПО-ПРИЛЕПИНСКИ

Писатель называет Россию последней константой мира и считает, что именно этого не может простить «цивилизованный» мир. В свое время он находился в жестком противостоянии с российской властью, но потом изменил свое мнение.

– Мне не нравилась революция 1991 года, итоги выборов

96-го и всё, что происходило в нулевые. Мне казалось, что преданы какие-то

важные вещи. Мне не нравилась «ЕДИНАЯ РОССИЯ», все эти молодцы из «Молодой

гвардии». И еще года два назад я считал нашу элиту антивидом, не хотел иметь с

ней дела, – эмоционально делится размышлениями публицист. – Но летом я попал на

всероссийский фестиваль молодежи «Таврида» и был поражен. Ребята – яркие,

креативные, с базовыми ценностями родного Отечества. Они станут новой элитой

России. Власти понимают, что нашим людям нужны действия, новая идеология, в

которой приоритет отдается не чиновникам, а инженерам, врачам, военным. Надо

менять список элитариев и равняться на лучших россиян! – на этой ноте писатель

завершил встречу с новоуренгойцами.


0

0

0

0

0

0



Темы