0°C
Салехард

Записки переехавшей на Ямал. «Куда ты едешь?.. Вот отчаянная!»

В Салехард я переехала около полугода назад. Это моя первая северная весна. Конечно, она сильно отличается от всех прочих. Вместо почек здесь набухли, разве что… сугробы. 


К их всеобъемлющему присутствию никак не привыкну. Но я знаю, что Ямал бывает и другой: пестрый, солнечный, теплый. Таким он встретил меня, очаровал, приворожил…

Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Местная зима запомнилась мне арктическим макияжем в 30-градусные морозы. Фото Юлии Чудиновой / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Предлагаю вам одну из моих первых путевых заметок о нем.

…Я еду на Север прямиком с моря. За плечами один рюкзак с вещами. В Сочи он кажется тяжелым монстром, но по мере приближения к полярному кругу превращается в маленького верного друга. 

Станция Чум, Коми. Выхожу из переполненного вахтовиками поезда одна. Остальные до Воркуты едут. Проводница распахивает двери. На выход минута. 

Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

По дороге на Север открыла для себя Полярный Урал. Фото Юлии Чудиновой / КРАСНЫЙ СЕВЕР

– Вот, смотри – станция Чум – граница между двумя мирами: слева еще лес, а справа уже одна тундра! Тебе не страшно тут одной? Точно выходишь?..  – Выпрыгиваю на пустую платформу. 

Возле станции нет ничего кроме серых ребер железки. Сажусь на деревянную дорожку, что соединяет станцию и пути. Ковыряю ножичком фундук – подарок в дорогу от друзей с юга.

Вдруг за рельсами – собака. Я замерла. Та подбежала ко мне, принюхалась и осталась сидеть в паре метров от меня. Я пошла к станции  выбросить мусор. Поворачиваюсь, собака бегает вокруг моего рюкзака, подхожу ближе – рычит. Думаю, еду в сумке учуяла. Отломлю-ка ей хлеба. Лезу в пакет, поднимаю голову – а зверюга стоит передо мной. В пасти кролик, обглоданный наполовину! Эге, хлеба моего ей точно не надо. Закидываю рюкзак за спину и бочком отступаю на станцию, подальше от диковатого зрелища. До поезда еще полтора часа.

Тут из тундры появляется старичок, подманивает собачку: «Ко мне, Шельма!» Знакомимся. Рыбак дядя Коля несет 20 кило рыбы. Сам он из Воркуты, бывший шахтер, с пенсией, огромной даже по местным меркам: 40 тысяч рублей. Его любимое развлечение – уйти за тридевять земель в лесную хижину и удить в речке рыбу. Недавно он упал, разбил голову. Какой-то рыбак его нашел, вызвал помощь. Раненого деда вывезли из тундры на вертолете. Врачи чудом спасли ему жизнь. 

Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Рыбак дядя Коля не отпустил меня в дорогу без тормозка: положил мне в карманы конфеты и свежие абрикосы. Фото Юлии Чудиновой / КРАСНЫЙ СЕВЕР

И вот он. Со шрамом на голове и с рюкзаком, набитым, не поверите, абрикосами, шоколадными конфетами, яблоками. Там же вино грузинское и сало. Ну и два ведра рыбы – гостинцы врачам, дежурным по станции, путейцам – всем, кто участвовал в его спасении… 

Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

На Ямале я впервые увидела северного оленя, он оказался меньше, чем всегда представляла. Фото Юлии Чудиновой / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Дядя Коля по-хозяйски постучал в дверь станции. Открыла дежурная. Сидели в тепле, пили чай. 

Потом подошел мой поезд, и я галопом помчалась на посадку. Этот состав уже проезжал тут – сразу после моего поезда. Я долго стучала в дверь, но проводник появился не сразу – поездная бригада привыкла, что здесь не бывает пассажиров. В вагоне меня сразу узнали: «О, так ты та самая девушка, что сидела на станции? Мы думали ты к нам сразу сядешь! Куда ты едешь? Вот отчаянная!»...


0

0

0

1

1

0



Темы