0°C
Салехард

Общество

«Больше переживаю за здоровье жены...» Печальная история о пенсионерах, которых не сумели убедить вакцинироваться от ковида

Пандемия прошлась по моей родне горячечным вихрем, разрушила привычный семейный уклад, оборвала жизни близких людей. Осталось лишь винить себя, что не настоял на их вакцинации. А может я просто был не в силах повлиять на ход событий? Этими сомнениями буду терзаться всю оставшуюся жизнь…


С кузеном, двоюродным братом Анатолием, мы ровесники. Наше босоногое детство прошло в одной из деревень Чишминского района в Башкирии.

Служили в одном краю – я в Североморске, он в Выборге. И лишь после службы наши пути-дороги на время разошлись. Я с семьей уехал «за туманом и за запахом тайги» на Ямал, а он начал трудовой путь в строительно-монтажном управлении…

После выхода на пенсию я вернулся в родной Салават. У нас была масса свободного времени, и мы с братом увлеклись огородничеством. Позже Толя купил в деревне домик и перебрался туда. Я часто гостил у него с сестрами, мы жарили шашлыки, пели песни. Замечательное было время!

Зимой 2020 нашей вольготной размеренной жизни пришел конец. Пандемия отправила миллионы россиян на бессрочную самоизоляцию – и нас в их числе. Семейные посиделки на деревенском огороде надолго прекратились.

Привейся, браток!

К лету ситуация улучшилась и я, соблюдая масочный режим, несколько раз побывал у брата в гостях. Конечно, уже тогда мы обсуждали перспективу вакцинации и сходились во мнении, что торопиться не стоит. А вдруг скоро все закончится, вирус отступит, а мы зазря подвергнем иммунитет испытанию новой вакциной? Так думали мы и тянули время. Увы, наши надежды на прекращение пандемии не оправдались.

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

В мае 2021 года мы с сестрами привились и брат, узнав об этом, пригласил нас в гости. Мы с радостью отправились к нему в деревню и прекрасно провели время. За вечерним чаепитием рассказали Толе об опыте иммунизации, заверили его, что все прошло без осложнений, и рекомендовали ему с женой привиться. Но брат был настроен пессимистично:

– Не нужна нам эта сомнительная прививка. Оглянись, кругом высокие деревья, за огородами журчит чистейший ручей, а какой воздух! Мы здесь в полной изоляции и, в отличие от вас, не ездим в автобусах с переносчиками инфекции. Здесь нам просто не от кого заражаться! – горячо заспорил брат. – Здесь почти курорт, и здесь нас бог бережет. Это вы там, в городе, ходите по улицам, как по минному полю и не знаете, где рванет, а у нас тут чистейшая экология!

– Но ведь твоя Рая раз в месяц ездит в город получать пенсию, а это большой риск для вас обоих, – настаивали мы.

– Она у меня умница, – отвечал брат, поглаживая по плечу сидящую рядом супругу, – соблюдает масочный режим и гигиену рук после каждого возвращения с улицы, ни с кем не встречается, общается только по телефону, а после получения пенсии сразу же возвращается ко мне, в деревню. Я в ней уверен на 100%.

Мы пенсионеры бравые

В августе мы второй раз приехали в деревню к брату по торжественному случаю: ему исполнилось 73 года. Все было как обычно: баня, застолье, песни под гармонь и съемки на планшет. Мы много фотографировались за столом, на качелях, у цветников.

Я вновь завел разговор о прививке, но брат отмахнулся – отшутился и перевел разговор на другую тему.

Пятого октября мне позвонила Рая и сказала:

– Я в Салавате. Получила пенсию и надо бы уехать в деревню, да не с кем: и сын, и зять сегодня работают. Не мог бы ты с Таисией меня отвезти?

Я согласился, сестра Тая обеими руками была «за», мы повезли Раю в деревню. Все прошло по отработанному сценарию: баня, застолье, задушевный разговор, песни, частушки. Поскольку было прохладно, после четырех песен в беседке переместились в дом. В зале расселись на диване, брату я вручил планшет для съемки, и пение продолжилось. Анатолий тоже подпевал. И вдруг он попросил сыграть плясовую мелодию, чего никогда раньше не случалось. Я заиграл «Яблочко» и, к нашему удивлению, 73-летний мужчина пустился в пляс. Танцевал он браво, но медленно, получая от этого большое удовольствие. Это было столь неожиданно, красиво и весело, что мы потом долго аплодировали и хвалили его.

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

На следующее утро мы собрались уезжать в Салават. Анатолий с Раей помогли нам накопать чернозема для рассады, подарили по пакетику домашнего винограда. Яйцами, правда, в этот раз не угостили, поскольку перед консервацией дачи на зимний период, всех домашних курочек и петушка за символическую цену продали знакомым в соседнюю деревню.

Не стой у порога, Серёга!

Мы сфотографировались у машины и стали прощаться.

–Уважаемый брат Анатолий Александрович, – торжественно сказал я, обнимая его, – через пару недель ты с Раисой Александровной возвратишься в свою квартиру. А в городе свирепствует коронавирус. Я настоятельно рекомендую вам обоим привиться от этой заразы. У твоей любимой ослабленный иммунитет и ей, как никому другому, нужна вакцина. Если потребуется, с удовольствием на машине отвезу вас в больницу, подожду, пока получите спасительный укол, и доставлю домой. И даже если после этого, не дай бог, заболеете, прививка поможет вам, облегчит течение болезни, спасет. Решайся, браток!

– Знаешь, что, – вдруг командирским голосом сказал Толя, освобождаясь от моих объятий. – Отец мой, орденоносец, в Отечественную войну пережил неимоверные тяготы и лишения, был контужен, ранен, но выдержал все испытания, с дефицитом массы тела вернулся домой победителем и активно участвовал в восстановлении разрушенного войной хозяйства. И прожил 90 лет! Так и я, наделенный его генами, буду жить долго и счастливо. Ты же знаешь, я в молодости был спортсменом, играл в футбол за городскую команду. Потому со здоровьем у меня все в порядке. Последний раз лежал в больнице еще при Советском Союзе, при Брежневе. Не люблю я бегать по врачам, как это делают озабоченные пенсионеры. Не люблю!

Улыбнувшись, Анатолий подошел поближе, похлопал меня по плечу и сказал:

– Не переживай, Серёга, все будет хорошо! Кстати, ты не забудь в декабре сделать ревакцинацию.

– А если все-таки заболеешь? Ведь у тебя сердце барахлит, подстрахуй себя, браток, вакцинируйся! – в порыве отчаяния выпалил я.

– Я уже выполнил свою миссию на этой земле: построил дом, посадил не одно дерево, воспитал сына и дочь, – весело ответил Толя. – Я дважды дед и единожды прадед. Моя Александровна, с которой в следующем году отмечу 50 лет совместной жизни – мой ангел-хранитель: всю жизнь заботится обо мне, бережет и лелеет. Я ее очень люблю и соблюдаю лебединую верность. Если что и случится, она вовремя забьет тревогу, я сдамся, и врачи вылечат меня. С ней я себя чувствую как за каменной стеной. А тебе, мой старший брат (я старше его на один месяц – Авт.), советую регулярно делать ревакцинацию, ведь ты без малого шесть лет живешь вдовцом и если заболеешь этой чумой, за тобой ухаживать-то некому.

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

Потом он отошел на два шага и, улыбаясь, громко запел: «Эх, Серёга, Серёга, ты не стой у порога, ты не стой у порога...»

Я понял, что моя настойчивость раздражает его, что надоел ему своими советами. Я же знал, что и его дети, и сестры, и друзья, приезжавшие с краткосрочным визитом в баню, каждый раз советовали им привиться. Но брат был бесстрашен, неумолим и бравировал этим...

Помахав на прощанье, я включил скорость. Брат с женой стояли рядом и в ответ махали нам, пока мы не скрылись за поворотом.

И вот пришел ковид

Через семь дней, 13 октября, неожиданно позвонила Рая:

– Я с зятем еду в Салават, – тревожным голосом сказала она, – у меня три дня держится невысокая температура, таблетки не помогают, а сегодня за завтраком поняла, что пропало обоняние. Вот еду провериться. Ты подскажи, пожалуйста, номер телефона нашей поликлиники.

– А брат с тобой едет? – вырвалось у меня.

– Нет, Толя категорически отказался ехать, – упавшим голосом сказала Раиса, – он дома остался с Читой (Чита – красивая пушистая кошка, любимица всей родни – Авт.). Я у врача проверюсь, куплю лекарства, потом вернусь в деревню, мы законсервируем дачу и вернемся в город.

На приеме врач сделала заключение: «легкие чистые» и назначила лечение на дому. Рая просила сделать КТ или рентген легких, но врач отмахнулась: рентген кабинет перегружен, а на томографию очередь на несколько дней вперед – даже кареты скорой помощи в очереди стоят.

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

И начала она лечиться дома.

Через два дня сын брата Эдуард, разговаривая с отцом по телефону, услышал, что тот подкашливает и тяжело дышит. Ему показалось, что отец заболел и тут же примчался за ним в деревню. Он увез Анатолия в город и нанял ему и матери врача, который дважды в день ставил им капельницы. Появилась надежда на выздоровление.

Уже ничего не изменишь

Рае стало совсем плохо 17 октября. Скорая помощь приехала быстро и доставила ее на КТ, а оттуда – в ковидный госпиталь Стерлитамака. Четыре дня ее лечили в общей палате, а потом перевели в реанимацию – к тому времени легкие Раи были поражены более чем на 70%.

Через пару дней я позвонил брату. Трубку он взял не сразу. Поздоровавшись, я спросил:

– Как твое здоровье, как ты без Раи обходишься?

– Сказать честно – плохо себя чувствую, – ответил он тихим голосом, растягивая слова, – мне тяжело дышать. Кушать не хочу, и сил нет ходить. Скачет температура от 37 до 39 градусов. Дочка взяла несколько дней без содержания, лечит меня днем и ночью. А сын привез дорогие дефицитные лекарства, которых нет в аптеках Салавата и в близлежащих городах. Спасибо детям за заботу. Я больше переживаю за здоровье Раи, чем за свое...

Фото: shutterstock.com
Фото: shutterstock.com

Домашнее лечение результата не давало, здоровье брата ухудшилось, и 20 октября карета скорой помощи увезла его в городской госпиталь. Поместили Толю в общую палату, а через несколько дней перевели в реанимацию. Не помогали ни таблетки, ни аппарат искусственной вентиляции легких и его ввели в искусственный сон.

... Рая умерла 3 ноября. А брат через 14 дней. Он так и не узнал о смерти любимой жены. Похоронили их рядышком за одной оградой.


Автор: Сергей Дерновой


0

0

0

0

0

0



Темы