0°C
Салехард

Политика

Больше, чем президент

Второй раз в жизни был на большой пресс-конференции Владимира Путина. Первой была та самая, со знаменитой фразой «Я пахал, как раб на галерах». Тогда поразила энергетика и неутомимость президента (больше четырех часов длился разговор, и он не терял ни темпа, ни напора).


КАК КИТАЕЦ «ЗАБРАЛ» МОЙ ВОПРОС

На этот раз впечатления иные... Но об этом позже, а пока – про китайца из агентства «Синьхуа», «отобравшего» у ямальского журналиста вопрос про «Ямал СПГ». Нет, вы представьте: ты два часа кряду тянешь вверх руку с табличкой «Сабетта», раза четыре встречаешься взглядом с Песковым и даже убеждаешь себя, что он увидел твой листок формата А4, вспомнил недавний визит президента в наши высокие широты и даже вроде обнадеживающе кивнул и сделал пометку в своем блокноте. А потом этот Луань Хай из «Синьхуа»... 

Уважаемый, говорит, господин президент! Как бы вы оценили результаты и перспективы развития российско-китайских отношений? И уже в этот момент ты отчетливо понимаешь, что, отвечая на такой вопрос, президент не сможет обойти стороной ямальский мегапроект… Он и не обошел…

– Китай – наш крупнейший торгово-экономический и стратегический партнер в самом широком смысле этого слова. Ведь у нас самый большой товарооборот в страновом измерении с Китаем, более 63 миллиардов. Он у нас немножко «присел» в результате кризисных явлений в мировой экономике, но мы очень быстрыми темпами наращиваем, возвращаем прежний уровень и, уверен, его в самое ближайшее время превзойдем.

Китай, например, проявляет большой интерес к Северному морскому пути. И это естественно, потому что если мы обеспечим круглогодичное использование СМП, а мы в конечном итоге, надеюсь, достаточно быстро добьемся этого, то движение товаров из Азии в Европу и назад будет экономически гораздо более целесообразным, чем по другим имеющимся на сегодня маршрутам, это первое. И мы будем всячески способствовать тому, чтобы Китай воспользовался этими преимуществами. В этом и Россия заинтересована, и Китай заинтересован. 

Китай вошел в наши крупнейшие проекты, в том числе и в Арктике. Скажем, недавно мы запустили первую очень завода «Ямал СПГ». Первая очередь рассчитана на 5,5 миллиона тонн сжиженного газа. В самое ближайшее время, это 2018 год, будет запущено еще две очереди. В общей сложности это будет 16,5 миллиона тонн. Китай – один из главных инвесторов в этот проект. И я думаю, не случайно, потому что в этом заключается интерес, экономический интерес Китая. Мы всячески будем этому содействовать и по другим проектам.

Сначала, конечно, ты испытываешь разочарование, потому что вез Владимиру Путину именно этот вопрос – о его отношении к проекту «Ямал СПГ», об оценке его перспектив для страны. Вез и хотел задать его сам. Но потом понимаешь, что так, конечно, стратегически правильней. Так, конечно, значимость темы, всего проекта неизмеримо возрастает – когда вопрос про завод по сжижению газа и транспортировку по СМП задает не ямальский журналист, а представитель крупнейшего информагентства из Поднебесной…

НЕ ЗАБЫВАТЬ ОБ ИНТЕРЕСАХ КМНС

Арктика вообще в тренде, и президент сам дважды выбирал вопросы по этой теме, предоставляя слово коллегам из северных регионов. Так, например, Дарья Шучалина из Республики Коми поинтересовалась, какие приоритеты должны расставить северные регионы в части своей проектной деятельности для того, чтобы служить опорой нашему государству в освоении Арктики?

Президент напомнил, что в стране действует  целая программа по развитию Арктики.

– Я говорил и хочу еще раз повторить, перефразировать великого Ломоносова, когда он предсказывал, что богатство России будет прирастать Сибирью. Теперь богатство России должно прирастать Арктикой. Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов должно идти параллельно с заботой о природе, с соблюдением всех требований, которые предъявляются к хозяйственной деятельности в этом очень чувствительном регионе. Это первое.

Второе – обеспечение безопасности: и экологической безопасности, и военной безопасности в этом регионе. Напомню, я был на Земле Франца-Иосифа, там несколько лет назад иностранные экскурсоводы, когда водили иностранные группы, говорили: это острова, которые совсем недавно принадлежали России. Они как‑то подзабыли, что это, вообще, российские острова, но теперь мы им напомнили, и всё там в порядке. Про это тоже забывать нельзя.

И, наконец, есть еще одно важное соображение. Нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Это чрезвычайно важная вещь. Нельзя нарушать их традиционных хозяйственных интересов. А если что‑то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению. Поэтому это комплексная задача. Надеюсь, мы так и будем подходить к этому.

ПОКА ПУТИН ПРЕЗИДЕНТ – УКРУПНЕНИЯ РЕГИОНОВ НЕ БУДЕТ

Еще один вопрос, который каждый раз волнует представителей северных округов, касался темы укрупнения регионов. И Владимир Путин снова был обнадеживающе категоричен: «Никаких государственных планов по укрупнению, по сливанию и так далее нет и быть не может. Во всяком случае, пока я президент, этого не будет».

Он пояснил, что после известных событий начала 90-х годов, когда распался Советский Союз, субъекты Федерации формировались неоптимальным образом, и очень много субъектов оказались экономически несостоятельными. И если говорить ТОЛЬКО про экономическую целесообразность, то тогда, наверное, иногда есть смысл в этом укрупнении. Но хочу подчеркнуть, чтобы и в Татарстане, и в других национальных республиках, автономиях меня услышали: мы ничего не будем навязывать в этой сфере. 

Считаю, что это очень вредно и очень опасно для единства Российской Федерации. Потому что любой народ – маленький, большой – должен выбрать сам такую форму своего сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее для него приемлемой и оптимальной. 

Остальные вопросы в меньшей степени касались интересов нашего региона, оно и понятно, страна огромная, большая часть вопросов исходила от представителей различных регионов и каждый старался говорить о своем. Пятидесяти четырем журналистам повезло, и вместе они задали президенту 73 вопроса. Причем 10 из них – от представителей иностранных СМИ. В первый час много спрашивали о выборах, внутренней экономической ситуации. Не обошлось, конечно, без вопроса про Украину и Донбасс, и, на мой взгляд, Владимир Путин ответил просто блестяще. Не обостряя, но призывая к разуму, напомнив об общих корнях, о братстве наших народов. В целом пресс-конференция в исполнении президента понравилась больше, скажем, прошлогодней. Он не перегружал цифрами, не пытался использовать разговор с журналистами как площадку для предвыборных обещаний. Взвешенный, умеренный, мудрый. Матерый у нас Президент. Спокойный, знающий свою силу, силу России. И именно в этом для меня главное отличие сегодняшнего Путина от того «раба на галерах». Исчезло ощущение истошного, на грани нервного срыва, на пределе и нерве каторжного труда по спасению страны, по вытягиванию ее из бездны, куда она едва не скатилась. Сегодня Путин – один из самых опытных, знающих, умелых мировых лидеров. И эта сила и уверенность, конечно, чувствуются. И подкупают. И стоят больше всяких предвыборных лозунгов.


0

0

0

0

0

0



Темы