0°C
Салехард

Происшествия

Жажда неволи губит молодёжь

Когда осуждённым не до «условностей», в колонии готовят для них рабочие места.


Более 170 ямальцев с начала года отправились на нары за то, что легкомысленно отнеслись к судебному запрету на ночные прогулки и алкоголь.

Одним из последних добился неволи молодой житель Ямальского района. Как рассказали «КС» в прокуратуре округа, прошлой осенью 27-летнего ярсалинца осудили за угрозу убийством, назначив ему год ограничения свободы. Через пару месяцев, убедившись в беспокойном нраве северянина, суд дополнил уже наложенные на него ограничения запретом посещать пивные заведения и появляться на людях в пьяном виде.

Но и это в конечном счете не помогло. С ноября прошлого года по сентябрь нынешнего гражданин успел проштрафиться еще множество раз. По словам помощника окружного прокурора Татьяны Сафрыгиной, селянина трижды привлекали к административной ответственности: два раза за появление в общественных местах в нетрезвом виде и один раз за рукоприкладство. По вызову в уголовно-исполнительную инспекцию осужденный не являлся, неоднократно отсутствовал в ночное время по месту жительства, хотя должен был, и, наконец, без уведомления съехал с предыдущего адреса, пропав из поля зрения системы исполнения наказаний на два с лишним месяца.

Инспекторы обратились в суд с представлением о замене осужденному неотбытой части наказания лишением свободы. На прошлой неделе мировой суд отправил неугомонного гражданина досиживать месяц с небольшим в колонии-поселении.

Поведение ярсалинца не уникально, констатирует руководитель уголовно-исполнительной инспекции регионального УФСИН Елена Ворончихина. В связи с заменой назначенного наказания более строгим за три квартала этого года инспекторы сняли с учета 175 преступников, в том числе пятерых несовершеннолетних. Всего сотрудники УИИ направили в суды 275 представлений. В 40 случаях они встретили отказы: суд посчитал, что эти осужденные всё же могут исправиться без изоляции. Остальные еще не рассмотрены либо отложены по разным причинам – как понятно из примера выше, даже найти граждан иногда бывает проблемой.

В УИИ подчеркивают, что с трудными «клиентами» работают до последнего. Осужденные – в любом случае особая категория, говорят сотрудники. Уже тот факт, что они выслушали приговор и попали на учет в инспекцию, подразумевает, что что-то в их жизни пошло наперекосяк, поэтому нужно искать и исправлять причину. Многие из них злоупотребляют алкоголем и наркотиками, находятся в тяжелом социальном положении или судимы неоднократно.

Ежегодно с сотнями человек пытаются найти общий язык психологи уголовно-исполнительной инспекции.

– Наша первостепенная задача всё-таки исправить человека, а не посадить. Поэтому мы всегда даем людям шанс. А уж если они не хотят им воспользоваться, пусть пеняют на себя, – говорит Екатерина Басалаева, руководитель отделения психологического обеспечения УИИ. В числе подопечных инспекции встречаются не только безответственные граждане, но и те, кто вполне сознательно, взвесив плюсы и минусы, решает отправиться за решетку, рассказала собеседница.

Ежегодно в сфере ответственности УИИ находится до нескольких тысяч человек. Каждый, если желает, может получить психологическую помощь. Правда, специалистов такого профиля всего три на весь округ, не считая руководителя – в Салехарде, Ноябрьске и Тарко-Сале.

– Между ними и распределяются все наши филиалы. Кроме того, так как в инспекциях, в отличие от колоний, нет отдельных сотрудников, которые занимались бы социальными вопросами, эту работу тоже берут на себя психологи – выявляют тех, кто нуждается в социальной помощи, объясняют, где можно ее получить, при необходимости – сопровождают в процессе, – рассказала руководитель психологической службы.

А еще служба работает и с самими сотрудниками учреждения. Их, как и осужденных, диагностируют и консультируют, при необходимости занимаются коррекцией поведения.

– Человек может стать грубым, черствым, равнодушным – это будет защитная реакция на тех, с кем он общается. Проблема развивается постепенно, если этот процесс запустить, может дойти до профнепригодности. В этом случае сотрудник не сможет нормально работать с людьми – не только с осужденными, но и с коллегами. Зная, что такое может произойти, психологи занимаются профилактикой, с помощью специальных методик выявляют уже начавшуюся профдеформацию и проводят индивидуальную коррекционную работу, – говорит Екатерина Басалаева.

За девять месяцев года психологи УИИ провели с сотрудниками несколько десятков таких занятий.


0

0

0

0

0

0



Темы