0°C
Салехард

Здоровье

Как мама с дочерью учились ходить после эндопротезирования в СОКБ

Тридцатилетняя Марина Няданги из села Нори угодила на больничную койку с болезнью стариков. В Салехардской окружной больнице ей диагностировали коксартроз правого тазобедренного сустава и провели операцию по его замене.


Врачи констатируют: недуги пожилых заметно молодеют. Но случай с Мариной необычен еще и тем, что женщина прибыла в окружную столицу вместе со своей мамой Галиной Котьковной. Семидесятитрехлетняя женщина мучилась болями при ходьбе более пяти лет, но считала, что в ее возрасте это нормально. Примечательно, что и у нее «забарахлил» всё тот же правый тазобедренный сустав.

У пенсионерки с мужем семеро детей, более десяти внуков, хлопот хватает, но из-за болезни она привыкла не делать лишних движений. Женщина передвигалась по дому с тростью, пила обезболивающие и думать забыла, что можно жить по-другому. Ее мироощущение изменила внезапная хромота младшей дочери.

Фото: Александр Бейфус / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Александр Бейфус / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Сидя на больничной койке, Марина рассказывает, что периодическая боль при ходьбе появилась два года назад. Сначала она не обращала на нее внимания, думала, пройдет.

– Я – инструктор по профилактике в противопожарной службе. Ежедневно обхожу организации и квартиры, большую часть рабочего времени провожу на ногах. Но в какой-то момент ходить стало сложнее, начала хромать, появились боли. Дошло до того, что из-за болевого синдрома не могла спать ночами, – продолжает собеседница. – С конца июня вышла на больничный. Поскольку у нас с мамой похожие ситуации, мы вместе обратились в Надымскую районную больницу, там нас полечили, но не помогло. В итоге после врачебной комиссии направили в Салехард…

Прооперировали обеих женщин в один день. Марина Няданги встала на ноги спустя двое суток, мама днем позже. Хотя они еще испытывают дискомфорт, обе рады, что боль ушла. Галина передвигается, правда, пока только на костылях.

– Впервые попала в больницу с таким серьезным диагнозом, – признается Марина. – Но здесь на удивление чувствую себя как дома. Лечащий врач замечательный. Я благодарна Евгению Забаре и всему коллективу отделения, что поставили нас с мамой на ноги.

– Теперь переделаю побольше домашних дел, хозяйство-то большое, и всегда работа найдется, – сообщила Галина Котьковна.

Дочь Марину, помимо работы, ждет еще огород. Возле дома вместе с мужем она разбила теплицу. Там растут и помидоры, и огурцы, и даже патиссоны. Супруг сейчас собирает ведрами урожай и ждет жену из Салехарда, чтобы та занялась заготовками на зиму.

– В прошлом году выращивала сладкие перцы и даже арбуз, – похвасталась Марина, показывая на фото полосатый плод с ладонь. – Мне овощеводство очень нравится, были бы силы.

Обеих пациенток ожидает курс реабилитации в Надымской районной больнице: физиолечение и ЛФК. Через полгода, по прогнозам медиков, пациентки будут ходить с легкостью и даже не вспомнят про хромоту и боль.

КСТАТИ

Подвержен ли коксартроз – заболевание дегенеративно-дистрофического характера профилактике? Врач заверил, что да. Умеренная двигательная активность, правильный баланс питания, нормальный вес, отказ от вредных привычек.

НЮАНСЫ

После операции врач рекомендует похудеть и вести здоровый образ жизни.

– Замена суставов в окружной больнице поставлена на поток, мы выполняем подобные операции уже четыре года подряд, – рассказал Евгений Забара, заведующий отделением травматологии и ортопедии СОКБ, врач-травматолог-ортопед. Он вместе с коллегами оперировал Марину и Галину Няданги.

Евгений Забара поддерживает европейский подход к лечению коксартрозов. Бессильны медикаменты, поможет операция. Боль терпеть ни к чему. Фото: Александр Бейфус / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Евгений Забара поддерживает европейский подход к лечению коксартрозов. Бессильны медикаменты, поможет операция. Боль терпеть ни к чему. Фото: Александр Бейфус / КРАСНЫЙ СЕВЕР

В год хирурги профильного отделения выполняют более 200 высокотехнологичных операций, из них до 80 хирургических вмешательств приходится на эндопротезирование.

– Сейчас в нашем отделении 10 пациентов ожидают выписки после замены тазобедренных и коленных суставов. Как и Марина с Галиной Няданги, они прошли все круги консервативной терапии, и сами настаивали на оперативном вмешательстве, – рассказал Евгений Васильевич. – К сожалению, нет другой альтернативной методики для лечения коксартроза. Своевременная операция – это западный подход. Если курс консервативной терапии не дал больному результата в течение месяца, зарубежные медики назначают пациенту операцию. Мучиться, терпеть и избегать при этом врачей – это очень по-советски, – улыбается Евгений Забара.

Наш собеседник подчеркивает: с увеличением продолжительности жизни многие люди доживают до износа своих крупных суставов. Этот недуг не характерен для молодежи, но всё же среди пациентов доктора уже были ямальцы в возрасте до тридцати лет, страдающие коксартрозом.

– Молодым устанавливают протезы, отличные от пожилых. У Марины стоит модель «керамика-полиэтилен». Она долговечна и подвижна. У мамы несколько иная модель, но тоже вполне добротная. Восстановление и срастание протеза с тканями организма происходит от трех до шести месяцев. При правильном образе жизни эндопротез гарантированно прослужит 20 лет, – заверил врач.

Кстати, долговечность протеза зависит от образа жизни человека. Доктор предупредил, что обладателям искусственных суставов не стоит перегреваться и переохлаждаться, лучше отказаться от вредных привычек и избавиться от лишнего веса. В остальном пациент в состоянии вернуться к работе и вполне активному образу жизни. После операции болевой синдром уходит сразу. С эндопротезом можно проходить магнитно-резонансную томографию и досмотр в аэропорту.

Врач заверил, что практически все аэровокзалы оснащены современными металлодетекторами, которые «видят» импланты внутри организма, и их носителям даже не требуются подтверждающие справки. Но на всякий случай, конечно, такой документ у героинь нашей публикации есть.


0

0

0

0

0

0



Темы