0°C
Салехард

Здоровье

Вся правда о салехардской травматологии

Фотокор «КС» – о том, как не сойти с ума в больнице при длительном лечении.


Вот живешь себе легко и стремительно, ходишь на работу, в магазин и кино, гуляешь с собакой или детьми. И вдруг – авария, несчастный случай, травма, операция, больничная койка. Мир замыкается в четырех стенах палаты, весь круг общения – соседи по несчастью и медсёстры. Хоть волком вой…

Насколько перелом перелому рознь, понимаешь, когда дело касается элементарных вещей. Например, если повреждена нога, в туалет скачешь на второй, если челюсти – питаешься бульоном через трубку. А если все конечности не слушаются? Или поврежден позвоночник? Как ни крути, это режим овоща. И тут не то чтобы обидно или стыдно, много хуже.

КАК  В  БАНЕ,  ВСЕ  РАВНЫ

Пару суток терпишь, отказываясь от всего… Володька-сосед умудрился строить из себя бодрячка-нехочуху аж три дня. А потом, неловко вспомнить, такое началось… Всё смешалось: гордость, спесь, терпение, такт – с утками, в общем, жизнь в палате стала эмоциональнее, все забыли про свои чины и звания. В отделении травмы, ребята, как в бане, все равны.

Лечащего доктора я видел по паре минут утром – на ежедневном обходе. И то понятно: он оперирует, собирает-склеивает, возвращает с того света. Дальше всё лечение ведут сестрички. Уколы, таблетки, капельницы, перевязки, кормление, доставка на процедуры. В изголовье – кнопка вызова. Нажал в любое время суток – и медсестра тут как тут. Привыкаешь быстро. Чего хочешь? Водички или сока в стакан нальет, поправит простыню или повязку, сменит постельное или пропитавшуюся кровью повязку, выслушает жалобы, посмеется шутке, вколет обезболивающее или снотворное, чтобы наконец-то пациент забылся на три-четыре часа.

НЕ  СОПРОТИВЛЯЙТЕСЬ!

К тому, что в твоей жизни появился человек, который точно знает, что и когда тебе нужно, привыкаешь не сразу, где-то на третий или пятый день нахождения в больнице. Мы ж все на эмоциях, с болями и понтами. А тут слушаться требуют…

Совет бывалого: не сопротивляйтесь! Медсёстры гораздо лучше нас с вами понимают, как в прямом и переносном смысле поднять больного на ноги и отправить домой.



УСЛОВИЯ – ПОЛНЫЙ  ШОК

И кто они, эти добрые и мудрые феи от медицины? Возможность полчасика пообщаться с одной сменой представилась глубокой ночью, когда травмированная публика ненадолго забылась беспокойным сном. Ольга и Мария отработали в окружной поликлинике по два-три десятка лет.

– Сейчас условия превосход-ные, – говорит Ольга, – просторные палаты, в которых по 3–4 современные медицинские кровати, там же душ и туалет. Проблем с медикаментами практически нет.

– Таких больниц нет даже в Тюменской области. Люди из других регионов, – вступает в разговор Маша, – попадая к нам, как правило, пребывают в шоке. «Дома», рассказывают, им приходилось самим покупать инъекции для обезболивания и шприцы. Даже за утку для лежачего требуют денег.

ТУПЫЕ  ИГЛЫ  ТОЧИЛИ  ПАЦИЕНТЫ

А когда-то и в салехардской лечебнице не всё было гладко. В старом здании, пока 11 лет назад СОКБ не запустили, в травматологии были тесные палаты на 6–7 человек, удобства – в коридоре. Чтобы позвать медсестру, больные кричали с койки. С дисциплиной был полный бардак – пациенты курили, даже выпивали, дебоширили, громили мебель, гоняли медсестер. Охраны не было, дежурный врач – на три отделения, попробуй найди его по этажам.

– Мы молодые тогда были, ничего не боялись, – вспоминает Мария. – Чаще всего сами утихомиривали буянов. Сейчас всё по-другому: то ли хорошие условия пребывания действуют, то ли люди изменились.

Раньше-то народ был попроще, менее требовательный, говорят собеседницы. А сегодня не стесняется «строить» медработниц: «Вы должны, вы обязаны, это ваша работа, сейчас пожалуюсь туда, куда надо». Но возвращения прежних времен никто не хочет.

– Я помню, как шприцы и иглы обрабатывали в моющих растворах несколько раз, затем стерилизовали. Ужас, – закатывает глаза Маша. – Капельницы неудобные. Иглы металлические тупились, мы просили мужчин-пациентов их затачивать.

– Сейчас намного легче работать, всё одноразовое, стерильное. А благодаря компьютеру кучу времени экономим на бумажной работе, – добавляет Ольга.

ПОД  ЗАЩИТУ  ЗАКОНА,  КАК  ПОЛИЦЕЙСКОГО

– Никогда не было желания бросить всё, уйти?

– Нет, – отвечают вместе.

Однако, оглядываясь назад, Ольга честно призналась: если бы можно было всё изменить, она не пошла бы работать медсестрой:

– Работа неблагодарная, больные могут и оскорбить, и нахамить, а ты не имеешь права ответить тем же. Мне непонятно, почему полицейский под защитой закона, а у нас, медиков, такого нет, мы ведь тоже при исполнении.

– Мы – как боксерская груша: достается и от пациентов, и  от врачей, если последний не в духе. Хотя зарплата самая низкая. На мой взгляд, люди, которые спасают жизни других,  должны достойно получать…


Медсёстры трудятся по графику «день-ночь-48». Чем больше смен, тем выше заработок. 



Очень тяжело, но женщины привыкли, не жалуются. И находят плюс в постоянном общении с разными людьми, которое иногда превращается в теплую дружбу.

ПРОСТИТЕ,  НЕ  УЗНАЛ

…В самом начале я боялся, что за четыре недели в замкнутом пространстве сойду с ума. Не в моем характере долго находиться на одном месте, безвылазно, а уж тем более в больничке. Но ничего, месяц пролетел незаметно – отправили в дневной стационар.

Недавно в магазине со мной поздоровалась симпатичная барышня в модном прикиде. Ответил, уж больно знакомыми оказались глаза. И лишь спустя несколько минут сообразил, что это была моя лечащая сестренка. В отделении-то она всегда в маске была,  а тут такая женщина! Кинулся на поиски, извиниться, что не признал, но упустил. Простите, сестрички! И спасибо вам за сочувствие и бесконечную заботу, с которыми лекарства действуют гораздо лучше!


0

0

0

0

0

0



Темы