0°C
Салехард

Недвижимость

Неудобное наследство мешает сироте обосноваться в ямальской столице

22-летняя Мария Сайготина, проживающая в Салехарде, осталась без денег – все счета арестовали судебные приставы. Причина – долги по «коммуналке» за квартиру в поселке. Девушка уверена, что стала заложницей ситуации, и попросила разобраться в ней редакцию «Красного Севера».


Мария проживала с матерью в Харпе Приуральского района, что в шестидесяти километрах от окружной столицы. Та злоупотребляла спиртным, вела разгульный образ жизни. На дочь времени не хватало. Когда девушке исполнилось 16 лет, родительницы не стало.

– Я часто жила у маминых подруг, с которыми она раньше работала, – поясняет Маша. – Они меня и одевали, и кормили, от них я и в школу ходила, дома появлялась редко, да там особо и не ждали.

В поселке все знали эту историю, но мать родительских прав не лишали, а ее сердобольные приятельницы не являлись опекунами официально. Мария признаётся, что в то время лучшей участью считала детдом. Однако когда в 2011 году она осиротела реально – долго не могла прийти в себя.

– Одиночество пугало, не знала, как жить дальше, – вспоминает свое состояние Мария. – Я решила поступить в Ямальский многопрофильный колледж и жить в общежитии Салехарда.

Харпская однушка в пятиэтажном доме, в которой мать проживала по договору социального найма, девочке представлялась обузой. Квартира за годы бесхозяйственности превратилась в притон, накопились солидные долги по «коммуналке». Наследство не из лучших. И девушка готова была отказаться от него.

Почти сразу после смерти матери к ней пришли представители администрации и попросили заключить договор.

– Я подписала какие-то бумаги, но плохо понимала зачем, – рассказывает Мария. – Мне сказали, что это необходимо. Я даже не знала, что такое договор социального найма, рядом не было ни педагогов, ни сотрудников опеки, я была одна.

Позже девушка узнала, что многие сироты получают жилье, даже по месту учебы. Среди сокурсников ЯМК были такие обладатели квартир в новостройках. А у Маши – «убитая халупа с многотысячными долгами в поселке». Обидней стало позже, когда Маша завела семью, родила дочку и из общежития пришлось съехать на съемную квартиру. Муж Филипп из Панаевска, не обзавелся своим жильем в окружной столице, работает охранником. Молодые нашли за 15 тысяч рублей комнату в коммуналке деревянной двухэтажки. Денег постоянно не хватает.

– Чтобы приватизировать харпскую квартиру и продать ее, надо погасить долг, а он растет уже пять лет. Откуда я возьму такие деньги? Мы пробовали жить в Панаевске, но там у свекрови со свекром и без того большая семья. Тесно, да и работы нет. Пришлось вернуться в Салехард, – поясняет Маша.

Недавно двухлетней дочке дали место в детском саду. Мария поспешила пройти медосмотр, чтобы устроиться на работу и хоть как-то поправить финансовое положение семьи. Но судебные приставы напомнили Сайготиной, что за ней должок и арестовали все ее счета.

– Как быть теперь, я не знаю. Мне нужно выплатить 33 тысячи рублей, хотя долгов там еще больше, а мы и так еле концы с концами сводим, – пожимает плечами молодая мама. – Раньше я хоть получала пенсию по потере кормильца и социальную стипендию, а сейчас – ничего. Обращалась к депутату, но безрезультатно, в прокуратуре Аксарки мне отказали…

Нюансы

СТАРЫЙ ДОЛГ КАНУЛ В ЛЕТУ, УК ОПЯТЬ БАНКРОТ

В администрации Харпа проблему видят под другим углом. Говорят, что это редкий случай, когда человек добровольно отказывается от жилья.

– После смерти матери в договоре социального найма осталась только девочка. В любой момент она могла приватизировать квартиру, – уточняет Сергей Зольников, заместитель главы Харпа. – Получив от нее заявление о приватизации, мы не имеем права требовать погашения задолженности, в законе нет такого условия. Но долги всё равно сохраняются. После оформления в собственность, она может использовать помещение как угодно, в том числе продать его. Мы понимаем, что Мария хочет отказаться от квартиры, рассчитывая получить жилье в Салехарде. Но пока за ней закреплено жилое помещение, требовать другое – незаконно.

Отметим, что долг по «коммуналке» Марии Сайготиной превышает 78 тысяч рублей, копится с июня 2015 года. Тогда домом занялась новая управляющая компания. Прежняя – обанкротилась, долги за предыдущие четыре года канули в Лету, по документам не числятся. На днях суд признал банкротом и нынешнюю УК. Дела будет вести конкурсный управляющий.

«ТЫ НЕ ОДИН»: СИРОТАМ ПОМОГАЮТ АДАПТИРОВАТЬСЯ В ЖИЗНИ

Марию Сайготину готовы проконсультировать, причем совершенно бесплатно, в Центре поддержки детей-сирот «Ты не один», который работает в Салехарде полтора года.

Инициатор проекта Юлия Неркаги сама жила и обучалась некоторое время в детском доме Аксарки. Знает не понаслышке, как после приюта трудно выходить в «большой мир».

– Чаще всего сюда приходят с квартирным вопросом. Также интересуются порядком получения пособий и решением мелких бытовых проблем, к примеру, как заплатить за коммунальные услуги. Кому-то это кажется смешным, но если человек ни разу не сталкивался с оплатой чеков, а рядом нет того, кто мог бы объяснить про эту процедуру, что делать? – поясняет общественница.

В команде «Ты не один» работает юрист и психолог. С октября прошлого года в организацию обратились около 50 человек. Просьбы о помощи поступают не только от ямальцев.

– Например, 29-летний Владимир проживал в детском доме другого региона, – листает папку с картами обратившихся Юлия Неркаги. – Там он не получил полагающееся по закону жилье, и когда он переехал сюда с семьей, наш юрист посоветовал мужчине обратиться в прокуратуру. Сейчас Владимир ждет решения.

Недавно звонила пятнадцатилетняя девочка из уральского детского дома: ее младшего брата положили в больницу, ей ничего не сказали о его заболевании, а она очень волнуется. Организаторы позвонили в учреждение и попросили всё объяснить воспитаннице.

Юлия Неркаги заверила, что Мария Сайготина может обратиться в Центр поддержки за юридической консультацией абсолютно бесплатно.


0

0

0

0

0

0



Темы