0...-2°C

16+
  • Надымчане хорошеют, никуда не выезжая

    29.04.2017 08:39:00

    Надымчане хорошеют, никуда не выезжая КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Фото «до» и «после» нет, но к местному пластическому хирургу не попасть до осени.

    Веки поднимут, животик подтянут: надымские врачи зарабатывают на том, что не принято афишировать. Услуги эстетической медицины появились в центральной районной больнице.

    Евгений Манаков в профессии пятнадцать лет, двенадцать из которых оперирует в Надыме. Искусство «создания форм» изучил еще в 2013 году на четырехмесячных курсах переподготовки в Южно-Уральском медицинском университете. Причем саму должность «пластический хирург» Минздрав ввел только годом ранее, в 2012 году. Раньше почти все Пигмалионы работали в частных клиниках челюстно-лицевыми хирургами.

    – Обучал меня профессор Васильев – один из ведущих пластических хирургов страны, который возглавляет челябинский центр пластической и эстетической хирургии. График обучения был очень плотный: лекции, занятия, и, конечно,  практика, когда мы ассистировали на операциях, – вспоминает доктор.

    По его словам, в челябинских клиниках уровень эстетической хирургии очень высокий. Например, пациентке удаляют опухоль молочной железы и тут же могут поставить имплантат, чтобы женщина не страдала от эстетического изъяна.

    – Другой пример: когда на спине удаляют большую опухоль и остается след. Его можно выровнять при помощи специальных манипуляций. Таким больным просто показана помощь пластического хирурга, – подчеркивает Евгений Манаков.

    Здоровых пациентов у пластического хирурга тоже немало. Они приходят изменить, улучшить внешность.

    До марта, когда учреждение получило соответствующую лицензию, в Надымской ЦРБ занимались пластической хирургией только по особым случаям: например, когда требовалось пришить палец или провести реконструктивную операцию на кишечнике (эти операции тоже относят к пластическим). Теперь поле их деятельности значительно расширилось.

    – Я делаю блефаропластику верхнюю и нижнюю, то есть корректирую веки, – объясняет Евгений Владимирович. – Абдоминопластику, то есть натяжку живота, а также отопластику, то есть работаю с мочками ушей. 

    Оперировать веки врач рекомендует не раньше, чем после тридцати лет.

    – Нижние веки мы делаем даже без разрезов, – отмечает он. –  Обычно после таких операций бывает хороший результат. Первые дня два-три будут небольшие отеки и синяки. Первые сутки пациент остается под наблюдением в стационаре. И, если ничего не беспокоит, его выписывают.

    Все процедуры введены в перечень платных услуг, проводятся раз в неделю. Примерная цена корректировки верхних век – в пределах 25 тысяч, нижних – около 20 тысяч рублей. Четыре пациента уже похорошели, запись идет на сентябрь.

    – Пластические операции очень востребованы, – объясняет заместитель главврача по медицинской части Лариса Казимирова. – Мы же знаем, что наши женщины ездят за красотой в Салехард, Москву, Челябинск, Екатеринбург, словом, эстетическая хирургия в наше время стремительно развивается. Работаем мы в этом направлении только второй месяц. Конечно, каждый хочет увидеть фото пациента «до» и «после», но в городе, где практически все друг друга знают, пока это нереально, никто не соглашается на такие съемки.

    Действительно, афишировать преображения, полученные с помощью скальпеля, у северянок как-то не принято.

    – Учитывая то, что услуги платные, при необходимости можно будет приглашать к нам специалистов из других регионов. Думаю, такое направление, как эстетическая медицина, в Надыме будет развиваться, а учреждение сможет немного заработать. Тут наши интересы полностью совпадают с интересами жителей региона, – заключает Лариса Ивановна.

    УШНЫЕ ТОННЕЛИ ЗАКРОЮТ ТОЛЬКО СКАЛЬПЕЛЕМ

    Сергей Ж. из 11 класса, узнав о новой услуге, очень обрадовался и поспешил на консультацию.

    Какие проблемы не дают покоя юноше?

    – Тоннели. Тоннели у меня в ушах с четырнадцати лет, – сокрушается Сергей. – После восьмого класса я гостил у друга в Тюмени, родители были в отпуске за границей. Нам в какой-то момент захотелось сотворить с собой что-то особенное, чтобы не быть как все. Мы вместе пошли в салон, ну и… В общем, в Надым вернулся крутым парнем, как мне тогда казалось. А теперь хочу в военное училище после школы пойти. По здоровью вроде прохожу, но с такими ушами-то куда? По форме не положено. Был на консультации у хирурга, он сказал, можно всё исправить, так что пойду на днях.

    Сергей советует: прежде чем что-то делать со своим телом, сто раз подумайте, не помешает ли это в будущем.

    – Множественные татуировки для военных тоже не айс, – говорит парень. – На медкомиссии такие вещи не одобряют, тем более если вы собираетесь, например, в погранвойска. Ну а пирсинг – это еще куда ни шло. Хотя постепенно всё это уходит в прошлое.

    Доктор Манаков, конечно, поможет Сергею устранить этот эстетический дефект.

    – Молодые люди, которые делают тоннели в ушах, должны понимать, что в дальнейшем придется обращаться к хирургам, – предупреждает он. – Ведь если вытащить кольцо, отверстие само по себе никогда не зарастет. А после операции следов почти не остается.

     

    Лариса Багумян
    Лариса Багумян

    Автор
    +7 (34955) 3-27-75 - НАДЫМ
    larisa00767@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика