КУЛЬТУРАУчастники фестиваля «В ритме улиц» раскачали Ноябрьск НОВОСТИМы точно знаем имя главы Салехарда! ЭКОНОМИКАВ Ноябрьске строители обещают построить детсад в рекордные сроки ЗДОРОВЬЕВ Ноябрьске 20 детей заразились сальмонеллёзом в детском саду ОБЩЕСТВОНадымская «Надежда» получила президентский грант для работы с особенными детьми ЗДОРОВЬЕТри главных правила, которые помогут ямальцам оградить себя от простуды ПРОИСШЕСТВИЯУчастковый из Ноябрьска, убивший коллегу и его жену, был в депрессии ЗДОРОВЬЕЯмальцы все чаще простывают. За неделю – 5,5 тысячи больных ОРВИ ПРОИСШЕСТВИЯЖителя Приуралья чуть не зарезали расколотым стаканом НОВОСТИ Сегодня решится, кто станет мэром Салехарда СПОРТНа Арктических зимних играх в Канаде выступят сто ямальских спортсменов ОБЩЕСТВОНа календаре «КС» 15 октября 1965 года НОВОСТИ«КС» проверил качество дорожного ремонта в Салехарде: как было и что стало НОВОСТИНа Ямале вводят новый субсидируемый рейс ОБЩЕСТВОЯмальцы отправились покорять «Российский Север» НОВОСТИПосле «поехавшей» двухэтажки в Салехарде проведут тотальную проверку 725 «деревяшек» ЭКОНОМИКАНадымская мама открыла аквацентр для малышей благодаря грантовой поддержке КУЛЬТУРАНеожиданность дня. Ямалец перепел Metallica на ненецком ЭКОНОМИКАТазовские рыбаки готовятся угостить ямальцев свежими копченостями ПРОИСШЕСТВИЯЯмалец заплатит 55 тысяч рублей за выстрел в голову КУЛЬТУРАВиртуальный концерт. Ноябряне оценили произведения Чайковского в режиме онлайн ЭКОНОМИКАРоссиянам предлагают создать десерт со вкусом Ямала НОВОСТИНовый мэр Лабытнанги – о планах на пятилетку ПРОИСШЕСТВИЯВ Пуровском районе автомобиль без водителя наехал на пешехода ЗДОРОВЬЕНоябрян приглашают на диагностику рака шеи и головы

1...3°C

Конкурс Живем на севере
16+
  • На Ямале пробежали легкой трусцой до… женского концлагеря

    15.09.2019 09:28:00

    На Ямале пробежали легкой трусцой до… женского концлагеря Организовал историко-культурный трейл Игорь Сегеда, сотрудник МВК им. И.С. Шемановского (крайний справа). Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    «Ноги всё равно промокнут, так что нет смысла огибать лужи». Это напутствие перед забегом по 501-й стройке меня не пугало, знала, куда направляюсь. Однако боевой настрой не уберег кроссовки от верной «смерти», а ноги – от мозолей. Зато я наконец-то разглядела легендарную «мертвую дорогу»...

    «ГУЛАГ Life» – первое путешествие в страшную эпоху, спорт и туризм одновременно – увлек 16 авантюристов. 

    …Собирались у «Поляриса». Полтора часа пути, и мы на 96-м километре трассы Салехард – Надым, где стартует 21-километровый маршрут. Первая часть маршрута идет по старой тракторной дороге, которая упирается в железнодорожную насыпь 501-й стройки. Отсюда начинается второй забег – на 12 км. Участников, среди которых и я, подвезли на трэколах. 

    …Внимание, марш! До «Кинжального мыса» шесть километров. Дорога не из легких: нить железнодорожных путей, которую так старательно строили заключенные 501-й стройки, потеряла форму. Она то обрушивается вниз вместе с ручьями, то взмывает вверх, придерживаясь за остатки мостов-скелетов. Местами между шпалами пророс настолько густой лес, что приходится его оббегать. 

    У лагеря нас встретил Игорь Сегеда с помощниками. Выдали теплые накидки от ветра, угостили бананами, орехами. И повели в лес. Секундомер на время экскурсии отключили. 

    с видео.jpg
    Остатки гулаговских развалин и «мертвой дороги» надежно прикрывает густой и пышный по ямальским меркам лес. Но в те времена в лагере не было деревьев, чтобы каждый барак просматривался... Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    Знакомство с достопримечательностями начинаем от сохранившейся смотровой вышки. Раньше таких было четыре. На каждой – по прожектору. Они обеспечивали «полярный день» суровыми зимними ночами. 

    В лагерь заходим там же, где проходили заключенные.

    – Это был единственный вход на зону, – подметил Игорь.  – Здесь бригада строилась после трудового дня, всех пересчитывали, если кто-то пропал – сразу объявляли в розыск. Остальных вели на шмон. 

    Первый объект, к которому выходим после вахты – баня. Внутри беленые стены и расписанные карнизы.

    ECHIlkCHY6U.jpg
    Удивительное дело: на котлах, в которых готовили баланду для заключенных, время никак не отразилось. Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    – Женщины, где бы они ни жили, везде наводили красоту, – улыбается  экскурсовод. – Мылись заключенные раз в десять дней.  В банные дни травили вшей. Пока девушки парились, их вещи уносили в «дезкамеру» – небольшое помещение без окон, где одежду прожаривали до ста градусов. Насекомые умирали, но в швах и складках иногда оставались гниды, которые через несколько дней снова не давали покоя девушкам. 

    На чердаке бани находим пузырьки и банки. Где они брали тушенку и духи? 

    BYGL_MYey24.jpg
    На этикетке еще можно разглядеть, что  тушенку сделали по ГОСТу 1941 года. Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    – Около каждого лагеря были ларьки. С 1949 года заключенным начали давать какие-то деньги за работу. Часть отбирали уголовники или руководство тюрьмы. Но если в кармане что-то оставалось, то можно было купить в ларьке табак, махорку и даже шелковые колготки. Их охотно покупали, но не для того, чтобы красоваться. Из колготок получались  хорошие накомарники, – объяснил экскурсовод. 

    Заглянули в бараки. На территории «Кинжального мыса» их  было четыре. Стандартные: две половины, в одной умещалось 24 человека. На нарах через каждые 50 сантиметров  (именно столько пространства давалось девушкам для сна) приклеены бумажки – с именами осужденных и годом освобождения.

    Многие девушки, по словам Игоря Сегеды, специально беременели, чтобы попасть под амнистию и освободиться раньше срока. Такие амнистии были в 1947, 1949 и 1951 годах. 

    – Когда в 1949 году беременность превратилась в «эпидемию», начальство потребовало провести соцопрос и выяснить, где девушки зачали детей. 90% женщин признались, что беременели на работе. Например, когда  бригады мужчин и женщин одновременно приходили строить дорогу.  Остальные 10% беременностей были  бытовые – когда девушка оказывалась прачкой в мужском лагере или мужчина работал охранником в женском. 

    – Любовь в лагерях была, – говорит наш гид, когда мы подходим  к святая святых – дому культуры, он же библиотека, он же шахматный клуб. – Парни и девушки тайно прогуливались около «колючки» и, если им кто-то приглянулся, показывали рукой тайный жест «закрутим». Если противоположная сторона отвечала тем же, считалось, что заключенные поженились. Они пересекались на работе, называли друг друга мужем и женой. Есть много пар, которые потом так и остались вместе…

    После экскурсии стартуем в обратном направлении. Организаторы записывают время старта каждого на листочках и приклеивают их на именные ложки, их надо предъявить на финише.  

    S558t4jZvD8.jpg
    Именные ложки на финише служили доказательством того, что участник добрался до «Кинжального мыса». Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    Когда трейл завершился, собираемся у обеденного стола, нас угощают гречкой с тушенкой и фруктами. Обсуждаем, разумно ли это вообще: совмещать бег и историю.

    – Конечно, разумно! – убежден Алексей Скородубов, участник из Москвы. – У меня был выбор: «ГУЛАГ Life» на Ямале или другой трейл в Абхазии. Многие друзья выбрали второй вариант. А я подумал: Абхазия будет всегда, а вот здесь природа берет свое, и скоро смотреть уже будет не на что. Надо успевать.
    Юлия Чудинова
    Юлия Чудинова

    Автор
    chudinova@ksyanao.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...