ОБЩЕСТВОНа Ямале 20 сентября обещают туман и прочие погодные «неприятности» ЖИЛКОМХОЗДве тысячи ямальских бизнесменов отучат от чужих контейнеров штрафами ЗДОРОВЬЕШкольники Аксарки десять дней будут учиться дома ПРОИСШЕСТВИЯЭкс-прокурор добивал раненную женщину лопатой ЖИЛЬЁМногодетным ямальцам предложили альтернативу земельному участку ЖИЛЬЁВ Запсибкомбанке действует сниженная ставка по ипотеке от 8,9% НОВОСТИПособие опекунам совершеннолетних на Ямале вырастет в три раза ЖИЛЬЁМногодетным ипотечникам «скинут» почти полмиллиона НОВОСТИДля ямальских пенсионеров пересчитали прожиточный минимум ПРОИСШЕСТВИЯНадымчанин мечтал стать оптовиком, а отправился в колонию НОВОСТИНоябрьск замер в ожидании: кто станет новым мэром? НОВОСТИЖители Ямала массово проходят тестирование на ВИЧ ОБРАЗОВАНИЕ«Опережая детские мечты». Под таким девизом в Ноябрьске проходит конкурс молодых педагогов НОВОСТИВеселый пес Ежик из Мыса Каменного вдохновил художников на создание арт-объекта ОБРАЗОВАНИЕВ итоговом сочинении ямальским выпускникам предложат написать о «Войне и мире» ПРОИСШЕСТВИЯВ авариях на Ямале пострадали два водителя и пьяный пешеход ОБЩЕСТВОКупите смартфон – получите 1000 рублей на баланс от Мотив ОБЩЕСТВОВ Ямальском районе запускают школу для грамотных родителей СПОРТСалехардцы пробегут «Кросс нации» НОВОСТИКак живут бездомные в Салехарде: ноль алкоголя и посильный труд ЖИЛЬЁСтарые снесут, новые построят: ноябряне отмечают новоселья НОВОСТИГаз станет основным источником энергии на ближайшие 50 лет ОБЩЕСТВОНа Ямале обсуждают меры по ограничению продажи алкоголя НОВОСТИБюджет Ямала пополнился почти на 20 миллиардов рублей ЖИЛКОМХОЗНовоуренгойская многоэтажка прославилась на всю страну

3...5°C

Конкурс Живем на севере
16+
  • «Назвать себя петербурженкой!» 78-летняя блокадница из Ноябрьска не может вернуться в родной город

    06.05.2019 09:29:00

    «Назвать себя петербурженкой!» 78-летняя блокадница из Ноябрьска не может вернуться в родной город Ольга Крикливец / КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Предки Ольги Асанович жили в Санкт-Петербурге со времен его основания Петром Великим. Сама героиня разделила с городом на Неве самое большое горе – в блокадном Ленинграде она провела первые годы жизни. И надеется обрести там покой.

    – Родилась я на погранзаставе, мой папа служил на финской границе, – рассказывает Ольга Константиновна. – Но все мои корни в Петербурге.

    Когда Гитлер вторгся в нашу страну, мне и пяти месяцев не было. Знаю все только из маминых рассказов. Ночью к нам прибежал солдат – принес страшную весть. Отец поспешил в часть, а солдату приказал отвезти нас с мамой на вокзал и посадить в поезд. «Вы должны жить», – сказал.

    Мы попали в разные вагоны, суматоха была страшная. Уже в пути мама меня отыскала. Состав бомбили. Много людей погибло. Я тоже была изранена, но пеленки немного защитили от осколков. К счастью, в поезде был врач, он меня спас…

    Мы добрались до Ленинграда. В день, когда началась блокада, 8 сентября, мне исполнилось семь месяцев.

    В памяти сохранилось одно смутное воспоминание. Надо мной склонилась женщина в белом халате и говорит: «Не жилец». Это было уже после снятия блокады. Но я опять выжила.

    …Моя мама всю жизнь потом переживала ужасы войны. Она громко кричала во сне. Понять ничего нельзя было, но я очень боялась…

    Под грифом «секретно»

    …Историей семьи Ольга Асанович интересовалась с детства – записывала в толстую тетрадку все, что слышала от мамы.

    – Еще в довоенное время, когда родители шли по городу, люди останавливались, – вспоминает Ольга Константиновна. – У молодого офицера, участника Финской войны, уже была медаль «За отвагу». Награду «за образцовое выполнение боевых заданий» в 1940 году папе вручал сам Калинин, в Кремле. Отцу было 26 лет. И уже тогда он говорил, что скоро начнется жестокая, долгая война, СССР победит, но он погибнет. Прошло чуть больше года – так и случилось.

    Повзрослев, Ольга Асанович стала изучать библиотечные фонды, рассылать запросы в архивы. Но долгое время ее усилия не приносили результатов – информация хранилась под грифом «секретно», отец был разведчиком.

    10.jpg

    Ольга Асанович всю жизнь восстанавливала историю своего рода. Теперь архив полон реликвий: книги с именами родных, газетные вырезки, фотографии, самой старой из которых уже почти 120 лет. Фото Ольги Крикливец / КРАСНЫЙ СЕВЕР

    – Нам никаких документов не показывали. Только одну справку выдали в 1970-м: лейтенант Максимов Константин Андреевич погиб 15 сентября 1941 года.

    В 90-х мы обратились в военный комиссариат Ноябрьска. Тогда военкомом был Валерий Шахбазян, спасибо ему огромное. На его запрос пришел ответ. И благодаря этому, я узнала, как погиб мой отец и где захоронен.

    В Павловске (раньше это был Слуцк) есть мемориал «Скорбящая». В камне высечены имена 154 погибших бойцов, среди них мой отец. Он лежит в братской могиле. Я побывала там.

    А спустя еще десять лет мне подарили книгу 1970 года издания «От Невы до Эльбы», которую написал советский военачальник, генерал-лейтенант Семен Николаевич Борщёв – с ним служил мой папа. Теперь у меня уже четыре книги, где говорится о лейтенанте Максимове, его имя внесено в Книгу Памяти Российской Федерации «Ленинград 1941-1945».

    Эхо памяти зовет

    – Когда мы с мамой остались одни, нас не бросили друзья. Так, все вместе к концу войны мы подались на Дальний Восток. Потом был Магадан, Чукотка и, наконец, Ямал. Ноябрьск мне дорог, но память о Санкт-Петербурге не оставляет. Отец очень любил этот город, прощался с ним, когда уходил охранять границу. Я тоже чувствую себя частью истории северной столицы. И мечтаю, чтобы мой род туда вернулся, – говорит собеседница.

    В семейном альбоме много снимков, которым больше ста лет. Красивые молодые люди в роскошных длинных платьях и элегантных костюмах – это бабушки и дедушки Ольги Константиновны.

    13.jpg

    – Вот Мария Егоровна Савина – моя бабушка по материнской линии, – показывает фото 1902 года Ольга Константиновна. – Она была из простых, служила при дворе у богатых хозяев. Насколько мне известно, за детьми присматривала. Но когда ходила за покупками, к ней обращались не иначе как «барыня» – такой ухоженной и хорошо одетой всегда была. Бабушку я очень любила, она умерла в 1954 году.

    А вот деда, ее мужа, я не помню. Знаю, что он был рабочим Путиловского завода.

    Бабушка по отцовской линии, Анна Евдокимовна, прожила до 1960 года. Дед, Андрей Максимович – запасный унтер-офицер, умер в 1918-м. Он из семьи богатых домовладельцев, поэтому в архивах о Максимовых достаточно много информации, я до прадедов дошла. У них была кожевенная мастерская, бакалейная лавка, я нашла больше десяти объектов собственности семьи. Когда во время революции большевики все отобрали, у деда не выдержало сердце…

    4589.jpeg

    В списке 154 погибших бойцов, высеченном в камне, есть имя лейтенанта Максимова – отца Ольги Асанович. Фото: memory-map.prosv.ru

    Три года рассылают резюме

    Ольга Асанович хочет когда-нибудь назвать себя петербурженкой, как и ее предки. Всю жизнь она доказывала, что имеет на это право, и, как могла, приближала мечту.

    – Мы уже приобрели квартиру в Санкт-Петербурге – воспользовались ямальскими программами и федеральными, вложили свои сбережения. Только вот одна я уже не могу туда переехать – 80 лет скоро. И дочь пока не может сорваться.

    Один из внуков, Марк, и рад бы переехать со мной, да работу найти не удается. Сразу после медуниверситета его пригласили в Пермь. Он был очень прилежным и способным студентом, именную стипендию получал. И после учиться не прекращал. Теперь он имеет три специальности: челюстно-лицевой хирург, хирург-стоматолог и имплантолог. Мы три года рассылаем его резюме в разные клиники Санкт-Петербурга – пока не приглашают, – говорит Ольга Асанович.

    Она не отчаивается, живет надеждой на то, что все обязательно сложится, что хватит сил вернуться на историческую родину. И пройти в строю ветеранов на 80-летие Великой Победы.

    Ольга  Крикливец
    Ольга Крикливец

    Автор
    olga.kriklivec@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...