-5...-7°C

Цифровое ТВ
16+
  • Как продавщица в Надыме попала к «хозяевам» в добровольное рабство

    02.04.2018 16:00:00

    Как продавщица в Надыме попала к «хозяевам» в добровольное рабство Фото из открытых источников

    Работа без оформления. Невыносимые условия труда. Огромные переработки. И бесчеловечное, а зачастую, просто скотское отношение хозяев. Вот с чем столкнулась Ольга В., работая на частников в Надыме.

    Окончив с отличием Надымский колледж, новоиспеченный кадровик – делопроизводитель попыталась найти работу, но не тут-то было.

    – Я разнесла резюме, куда только можно, – заверяет собеседница. – На тот момент в Центре занятости все нормальные места оказались только для инвалидов. Мне предлагали пойти няней в детский сад за 10-13 тысяч рублей. Так это разве зарплата?

    Вакансии Ольга искала по объявлениям в интернете, надымских газетах и по бегущей строке местного ТВ. Нашла…

     

    Работала за семерых без обеда

    Чтобы не сидеть впроголодь, Ольга сразу устроилась продавцом в рыбный отдел. Работала без выходных с восьми утра и до восьми вечера.

    – Пахала я за семерых, – вспоминает девушка. – Я была и грузчиком, и резчиком, и уборщицей. Мыла витрины, холодильники, полы, сортиры. Торговлю вела сразу в двух отделах: в своем рыбном и соседнем колбасном, где напарница в отпуск ушла. Также на мне лежали обязанности фасовщика и упаковщика: когда привозили малосол щекура и муксуна я на улице (а погода здесь редко бывает хорошей), вся в слизи, перемывала и запечатывала в вакуум около тонны рыбы. Перерыва на обед не было. Бывало бутерброд я ела полтора часа. Только откусила - повалили покупатели. Спокойно сесть и чай попить – об этом даже не мечтала!

    В рыбном отделе Ольге платили процент от продаж. В среднем выходило 25-28 тысяч в месяц. Плюс десять за обязанности продавца колбасного отдела. Итого 38 тысяч за двенадцатичасовую работу без выходных.

    – Хозяева хотели, чтоб я вкалывала все больше и больше. На все мои предложения повысить зарплату и сделать хотя бы пятнадцатиминутный перерыв, я слышала: «Нет», или «Свято место пусто не бывает».

    Начались первые морозы. Холодильник, из которого приходилось таскать рыбу, стоял на улице.

    – Зубы стучали. Пальцы сводило от холода. И лишь когда я слегла с температурой под сорок, поняла, что снова туда не вернусь. Нет, ребят, хватит. Жизнь дороже.

    Тут Ольгу ждала очередная неприятность. Хозяева сообщили о недостаче в 30 тысяч.

    – Вообще это стандартная схема у нечистоплотных предпринимателей, – говорит Оля. – Не рассчитаться с сотрудником или забрать последнюю зарплату в счет недостач, которых и вовсе не было. Но тогда я об этом еще не знала.

    Новость девушку шокировала, ведь ревизии проводились регулярно каждые две недели. Недостач никогда не было.

    – Хозяйка заявила, мол, сожалеет, что сумму эту из моей зарплаты не удержала. Конечно, я как честный человек, который ничего не брал, решила доказать свою правоту. Сказала, что выйду и будем делать ревизию повторно. После этого мне перезвонили и сказали, что нашли ошибку в бухгалтерии. Вот собственно и вся благодарность за то, что я жила на этой работе. Так сказать, доплата за все те обязанности, что я задаром выполняла.

    Оформить за четыре месяца Ольгу «не успели». Все обещали сделать это завтра-послезавтра. Но день этот так и не настал. А самое смешное, что рыбную лавку она потом вспоминала, как самую нормальную работу. С любовью и трепетом в душе.

     

    Это были только цветочки…

    Вторым этапом испытаний для Ольги стала работа в цветочном отделе. Желающих стать флористами было очень много, но она успешно прошла конкурс и стажировку.

    – Ни с кем из работников трудовых договоров не заключали, – вспоминает надымчанка. – Больше того, у меня даже паспорт не спросили.

    По словам собеседницы, платили ей… 100 рублей в час.

    – В Надыме у частников это стандартная ставка, – поясняет Ольга.

    Впрочем, и этих денег она не увидела. За три месяца ударного труда работодатель задолжал ей 40 тысяч рублей.

    – Хозяева не бедствовали. Порой выручка достигала миллиона рублей. Будь я понаглее, могла бы с кассы зарплату брать. Но совесть не позволяла.

    В праздничные дни Ольга спала не больше двух часов в сутки. В таком ритме перед 8 марта она продержалась целую неделю. Работала в холодильнике. Болели суставы. Кожа на руках лопнула.  

    – За сумасшедшую переработку, к женскому дню, хозяин велел управляющему всем девочкам дать премию. По пять тысяч каждой. Об этом я потом узнала, - с обидой вспоминает Ольга. – Управляющий сказал хозяину: «Да, хорошо!», – и положил эти деньги себе в карман. Как оказалось, он подделывал все ревизионные тетради и говорил владельцу, что продавцы работают с огромной недостачей. За три месяца при мне ушло оттуда тринадцать девчонок. И все без выплат. Мы потом подсчитали, что в общей сложности, нас кинули тысяч на шестьсот.

        Ольга собрала все графики работы, ревизии и задолженность по зарплате. Сделала документы в двух экземплярах и отправилась к управляющему.

    – Я попросила отдать мне то, что я заработала. Он порвал все эти документы и кинул мне в лицо. Сказал, что не заплатит ни копейки, угрожал расправой. Стращал он и остальных продавцов. Девчонки испугались и передумали жаловаться в прокуратуру.

     

    В условиях мнимых недостач

    Очередными «граблями» Оли стал один из круглосуточных магазинов города.

    – Там стоял кофейный аппарат, и ночью возле него собирались таксисты. Они рассказали мне много интересного. Оказывается, объявление «Требуется продавец» с двери магазина вообще не снимается. Лет за десять в нём сменилось около ста продавцов. И все уходили с огромными недостачами.

    Как рассказала Ольга, дела там и впрямь обстояли странным образом.

    – Когда в магазин приходит новый продавец – делается ревизия. Переписываются все данные о товаре: наименования, количество, на какую сумму. Тем более, товара в магазине на 5-6 миллионов! Здесь все было не так. Хозяйка всю калькуляцию вела сама. Мы не знали ни прихода, ни расхода, одним словом, ничего. Только каждую ревизию слышали астрономические суммы недостач: 250 тысяч, 130 тысяч. И каждый раз эта цифра была бешеной.

    В остальном, ситуация была до боли знакомой. Убойный график с тремя ночными сменами подряд. Мизерная зарплата – 100 рублей в час. Обязанности грузчика, уборщицы, заправщика кофейного аппарата. Плюс еще и добровольно-принудительная ночная торговля спиртным.

    – Все недостачи, которые хозяйка нам предъявляла, мне удавалось находить. Как-то за сутки я разыскала «пропавшие» 250 тысяч. Это все были ее ошибки. Элементарно, забыла записать выручку последнего дня. Всего-то 75 тысяч! При этом моя зарплата в месяц – 25. Думаю, что человек делал эти ошибки целенаправленно. Особенно недостачи вырастали, когда продавцам надо было ехать в отпуск и, соответственно, платить отпускные. После очередной «пропажи», я решила, что ухожу. Потому что снова искать и бороться просто-напросто не осталось сил. При мне было шесть ревизий и каждый раз одно и то же. Мы уволились с напарницей вместе. А хозяйка с управляющей встали за прилавок дуэтом, потому что продавцы туда уже не шли. Я отработала в этом магазине почти год. За это время у нас стажировались семь девчонок, но ни одна из них не задержалась на рабочем месте.

       К слову, оформить Ольгу здесь успели лишь в последний месяц трудовой вахты. Так у неё пропал еще один год стажа, а вместе с ним и отчисления в пенсионный фонд.

     

    Тринадцать часов без тепла, воды и туалета

    А потом Оля устроилась в кондитерский магазин. После рыбы и «ночника», торговля выпечкой показалась ей сказкой. Сначала все представлялось весьма аппетитным: график работы два через два, зарплата 30 тысяч, никакой водки из-под прилавка, и контингент, к счастью, не ночной.

    - Однако работа оказалась жесткой. Я после нее до сих пор не могу здоровье в порядок привести. Во-первых, меня не предупредили, что дважды в неделю придется разгружать по две тонны тортов. Разумеется, без доплат. Машина могла прийти во сколько угодно: в одиннадцать вечера, в три часа ночи, в пять утра. В праздничные дни еще хуже: торты шли почти ежедневно. Меня с работы муж на плече приносил. Во-вторых, воды в магазине не было. А ведь это кондитерка, и антисанитарии быть не должно. Чтобы помыть полы и витрины воду (по 20-30 литров) приходилось таскать из соседнего здания.

    – Туалета там тоже не было. А у нас тринадцатичасовой рабочий день, естественно, без перерыва. Оборот был сумасшедший. 300 покупателей в день. Разве они дадут тебе сбегать в туалет? Да еще в соседнее здание? Если магазин закрыт, покупатели тут же звонили хозяйке. Номер телефона висел на двери. А у хозяйки покупатель всегда прав, и наши проблемы ее не интересуют. Конечно, можно тринадцать часов и не пить (смеется). Но только не зимой. Потому что отопления в этом магазине тоже не было. Спасались горячим чаем. В конце концов, мы с напарницей подсобку себе отгородили. Как в деревне, поставили ведро. И все бы ничего, но туда нам камеры установили. Без нашего согласия. Дабы мы не воровали. После этого терпение лопнуло! Я так хозяйке и сказала: «Сколько можно пить нашу кровь?!» Мы с напарницей решили, что уходим. Ушел и наш водитель. И два бухгалтера уволились. В общем, бежали оттуда все.

    – Условия, в которых мы работали, и отношение хозяев – натуральное рабство! Я прекрасно понимала, что это нарушение всех норм трудового кодекса. Мы ведь не роботы!

    Ольга отработала в этом магазине год. И вновь без оформления.

    – Я слезно умоляла оформить меня хотя бы уборщицей. Мне нужен этот северный стаж. Год своей жизни я опять должна подарить дяде?!

    Девушка написала в Роспотребнадзор и прокуратуру.

    – Роспотребнадзор их проверил. Был суд. Предпринимателей оштрафовали и закрыли на два месяца. Но уже через месяц они почему-то снова открылись. Прокуратура, тоже взялась за это дело. Хозяйка просила, чтобы я заявление забрала. Обещала вписать весь стаж и сделать все пенсионные выплаты. Я согласилась.

    Сейчас Ольга сидит без работы.

    – Хороших ИП, – говорит она, – крайне мало. Моя мама семь лет продавцом работает у честного предпринимателя. С момента открытия торговой точки. Одежду продает. Зарплата 25, все выплаты. Она за свое место руками и ногами держится. Но это работа для пенсионеров. Вкалывать с утра до вечера. Один выходной в неделю. Перспектив нет. Да и не вырастишь ребенка на такие деньги.  

       



    Комментарий

    Главный специалист в области трудового права рассказал о рисках на рынке вакансий

     Главный специалист в области трудового права рассказал о рисках на рынке вакансий.jpg


    Похоже, что Ольга В. совершила все ошибки, характерные для работников частных предприятий. Об этом «КС» рассказал  Александр Попов, врио руководителя Государственной инспекции труда (ГИТ) в ЯНАО. По его словам, основная масса обманутых работодателями граждан слишком поздно обращается в ГИТ.

    – Многие заявляют о нарушении трудовых прав лишь после увольнения. На этой стадии конфликта сотрудники инспекции уже не имеют достаточно полномочий, чтобы быстро разрешить проблему, –  отмечает Александр Николаевич. –  Призываю всех, кто нуждается в нашей помощи, своевременно обращаться в ГИТ, чтобы принудить работодателя к должному оформлению трудовых отношений. 

    Не стоит тянуть до последнего. Особенно, когда речь идет о вакансиях у частных предпринимателей. Именно они чаще всего попадают к инспекторам на карандаш и платят штрафы.

    –  Все пункты трудового соглашения должны быть прописаны четко и конкретно, без размытых формулировок, –  говорит Попов. –  При трудоустройстве надо изучить функциональные обязанности, чтобы, устраиваясь продавцом, не работать за одну зарплату и грузчиком, и сортировщиком, и уборщиком.

    Так же, отмечает собеседник, следует внимательно прочитать пункт об условиях оплаты труда, доплатах, надбавках и поощрительных выплатах.

    – К сожалению, по сей день недобросовестные работодатели, особенно среди представителей малого и среднего бизнеса, выдают зарплату «в конвертах». Работники редко возражают, – признает Александр Николаевич. –  Тем самым они потакают владельцам в сокрытии налогов и прочих обязательных выплат в государственную казну. Благодарности за такое молчание ждать не приходится. Убедившись в покладистости работника, «хозяева» начинают всё дольше и дольше задерживать зарплату, грубо попирать права работников на оплату отпуска, больничных.

    Сотрудники ГИТ подчеркивают: при трудоустройстве нужно изначально оговорить все гарантийные нюансы и по выплатам северных надбавок, компенсации за работу на вредном и опасном производстве, условия социального страхования. Не менее важны и условия труда, режим работы сотрудника.

    –  Это просто нонсенс: на дворе 21-й век, но некоторые предприниматели, пытаясь сэкономить, лишают работников элементарных условий, –  возмущается Попов. –  Есть торговые точки, где отсутствуют туалеты, умывальники. Во избежание подобного, обязательно посмотрите место работы, подробно расспросите обо всем, что интересует.

    В трудовом соглашении, уточняет руководитель ГИТ, могут быть предусмотрены и дополнительные условия, не ухудшающие положение работника с точки зрения трудового законодательства.

    Много нарушений связано с отказом работодателей оформлять больничные листы и  доплаты за отпускные дни.

    –  Да, случается, что работодатели дают только 28 дней отпуска, игнорируя добавочные дни за работу в районах Крайнего Севера, –  говорит старший инспектор. – Чаще всего этим грешат предприниматели. Если в трудовом соглашении не прописаны ясно пункты об отпуске, стоит задуматься, что ждет работника такой фирмы…

    В завершении, Александр Попов, отметил, что при прекращении трудового договора, выплаты всех расчетных сумм, производятся в день увольнения работника. Если, по каким-либо причинам, его нет на работе, то деньги выплачиваются на следующий день. Никаких других вариантов для работодателя не предусмотрено. Если вас своевременно не рассчитали – смело обращайтесь в ГИТ. Тольок за прошлый год инспекция настояла на заключении 258 трудовых договоров. Эта цифра могла бы быть гораздо больше, если бы обманутые работники были порешительнее в отстаивании своих прав.

    И всё же, каким бы запущенным не был случай с Ольгой В., сотрудники ГИТ проверят все изложенные ей факты. По закону на это отводится 20 дней. 

     



    Автор

    Автор

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...