...°C

Цифровое ТВ
16+
  • О пользе и вреде еды – мелким почерком

    06.03.2017 08:53:00

    О пользе и вреде еды – мелким почерком КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Стала я в магазины нынче ходить с лупой. Не то чтобы совсем ослепла, просто состав некоторых продуктов «заботливые» производители пишут таким мелким шрифтом, что без увеличительного стекла не рассмотреть. 

    Возможно, место на этикетке экономят, чтобы затраты уменьшить. А может, руководствуясь поговоркой «Меньше знаешь – крепче спишь», берегут нервную систему потребителей…

    С тех пор как в России отменили родной надежный ГОСТ, прошло пятнадцать лет. После распада СССР он обозначал международный стандарт стран СНГ. Что ни говори, но каждый отождествлял те четыре буквы с гарантией качества. Сегодня же всё производится по ТУ – техническим условиям. То есть на каждом заводе, фабрике, ферме или в цехе продукт могут сделать по понятной только им рецептуре, не считая необходимым заботиться о здоровье покупателя. Главное – чтобы ингредиенты, обеспечивающие товарный вид и увеличенные сроки хранения, не были запрещены к использованию. В остальном – хоть трава не расти.

    НАПИСАННОЕ  – СТО  РАЗ  ПРОВЕРИТЬ!

    Даже если производитель честно укажет на упаковке то, что он пытается продать, нет гарантии, что нас не обманут. С коммерческим лукавством я регулярно сталкиваюсь в отделах диетического питания.

    Отказаться от сахара – дело сложное, особенно для сладкоежек. Но выбора нет, если белые кристаллы не просто удар по фигуре, но еще и угроза здоровью и жизни. Диабетики поймут.

    Сначала предвкушала наслаждение от конфет и печенюшек в упаковках с надписью: «Без сахара». Потом погрустнела, вчитавшись с лупой в мелкие буковки на фантике. Увеличительное стекло открыло истину: сахар там всё же есть – в глазури, причем его количество не оговаривается. Значит, надпись: «На фруктозе» вовсе не гарантирует, что его полностью заменили на разрешенную добавку.

    Однажды мне пришлось перечитать этикетки на всей полке, чтобы помочь выбрать хоть что-то женщине, с грустью собиравшейся покинуть этот отдел. Не жалеют нас производители! А ведь из-за повышенного в крови уровня глюкозы развивается масса сопутствующих диабету заболеваний, в том числе поражаются сосуды сетчатки глаза. Как при этом напрягать зрение, чтобы прочитать состав? Не добьет ли окончательно больного покупателя такая печенька?

    На разных сайтах с экспертизами товаров я пока ни разу не встречала исследования специализированных продуктов. Впрочем, их результаты – лишь подсказка нам, покупателям, замершим перед полкой: брать – не брать.

    В  ЭТОЙ  КОЛБАСЕ  МЯСА  НЕТ!

    Покупательская грамотность, увы, до сих пор воспитывается на личном опыте и сарафанным радио. Мы готовы платить лишь за то, от чего после трапезы организм – наш или знакомых – не пострадал. И не зря!

    Так, Роспотребнадзор в прошлом году проверил 56 тысяч предприятий. Выяснилось, что 66 процентов из них нарушали санитарные условия производства и хранения продуктов. Благодаря ревизии до потребителя не дошли 73 тысячи партий (более трех тысяч тонн) пищевых продуктов.

    Иногда и наказывать было некого: среди проверенного нашлась сотня товаров, на этикетках которых указаны несуществующие фирмы. Несмотря на это, продукты попали на прилавки, а мы – их купили и съели.

    Вот и говори потом, что мы падки на имя: на мой взгляд, лучше купить еду под известным брендом, пусть и переплатив при этом, чем рисковать и делать бутерброд с никому не известной колбасой.

    Не пора ли жестче контролировать качество и безопасность того, что попадает в наши холодильники? Этот вопрос недавно подняли и в Совете Федерации: замглавы Россельхознадзора Пётр Савчук ратует за создание единого контролирующего ведомства по отслеживанию качества и безопасности продуктов «от поля до прилавка». Он отметил, что различные электронные системы проверки продукции в стране работают лет десять, у всех контролирующих органов есть лаборатории, но нет согласованности в работе и обмена оперативной информацией. Это, в свою очередь, оставляет лазейки для нечестных продавцов.

    Так, сотрудники Росрыболовства, проводя рейды, обнаруживали фальсификации наименований, нарушение товарного соседства, условий хранения на складах и даже паразитов. Охлажденная рыба, например, вовсе не вчера выловленная, а давным-давно глазированная льдом, размороженная и уложенная на ледяную крошку – причем при температуре выше, чем это необходимо.

    В принципе, и в наших магазинах с таким же сомнением можно подходить к курам и мясу – нет никакой гарантии, что продукция не была разморожена. Зато мы точно знаем, куда она отправится, не проданная до часа икс: в кулинарную переработку, чтобы стать румяно-поджаренной, превратиться в салат или сэндвич.

    ДАЁТ КОРОВА…  «МОЛОКО-РАСТИТЕЛЬНЫЕ  ПРОДУКТЫ»?

    Новые стандарты для названий молочных продуктов планируют разработать к концу нынешнего года. При этом многим производителям творожных десертов, мороженого и соевого молока могут запретить называть это «молочными продуктами».

    Нормативы разрабатывает ВНИИ молочной промышленности: если в продукте больше половины жира растительного происхождения, то на упаковке должно быть написано: «аналог молочной продукции» или «молокорастительный продукт».

    Суть новшества объяснила Екатерина Нестерова, директор Ассоциации производителей и потребителей масложировой продукции, также участвующей в разработке. Нестерова уверена: производители, с одной стороны, не должны вводить в заблуждение покупателей, а с другой – иметь возможность доходчиво и достоверно объяснить на упаковке, «что такое его продукт».

    Данные Росстата показывают: в России в год производят 400 тысяч тонн творога, а творожных продуктов – около 330 тысяч тонн. Сырных продуктов – практически четверть от объемов производства натурального сыра. Покупателям приходится гадать: сколько же реально в пачке масла продукции животноводства?

    Но если в «молоке» полезного от коровы – с гулькин нос, то куда же деваются надои? Почему в торговых точках стеллажи забиты тем, что может простоять неделю в открытой пачке, да так и не превратиться в простоквашу? Останутся ли после внедрения новых стандартов на магазинных полках пачки с надписью: «Молоко», которое безопасно давать детям? И наконец, почему проще придумывать стандарт для непонятной субстанции, чем требовать натуральную, без добавок, молочку?

    Вопросов много, а выход большинство моих знакомых, уставших от постоянного выбора между пользой и разнообразием, видят только в возвращении ГОСТов. Пусть набор натурпродуктов будет меньшим, и храниться они будут сутки-трое. Зато точно не надо переживать, здоровым ли вырастет молодое поколение.

    В семействе подруги, например, не только дети, но и взрослые морщат нос от запаха и вкуса фермерского молока и творога. Опасаются, что «продукт из-под коровы» вызовет бурную реакцию организма. А я с тоской вспоминаю коровники на берегу Шайтанки (сегодня на их месте крытый рынок и музейный комплекс): местное свежайшее молоко разливали по бидонам, а вприкуску с хлебной корочкой оно в детстве было настоящим лакомством.

    Быть может, спасение от фальшивок – в развитии местного фермерства? Когда та самая дорога от поля до прилавка – прямая и без соблазнов разбавить, удобрить, надуть.

    А вы готовы отказаться от стратегических запасов долго хранящихся продуктов в пользу натурального, но годящегося в пищу лишь в течение нескольких суток?

    Жду ваших мнений на нашем сайте и по телефонам редакции.

    Елена Миленина
    Елена Миленина

    Автор
    +7 (34922) 4-71-46
    milenina@mail.ru

    Леонид Трофимчук

    Фотограф
    +7 (34922) 4-63-61
    trofimchuk@ks-yanao.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...