ОБЩЕСТВО Ямальцам дали право «переписаться» в 2020 году через смартфон ОБЩЕСТВО В Салехарде почтили память трех десятков ямальцев, погибших в чеченской войне НОВОСТИ Потому что нельзя! Ямальцев призывают не прикармливать лис и песцов ПРОИСШЕСТВИЯ Жителя Ноябрьска будут судить за избиение со смертельным исходом НОВОСТИ На Ямале геологи нашли новый ювелирный камень НОВОСТИ На Ямале подешевели оливье и селедка под шубой ПРОИСШЕСТВИЯ На Ямале в результате опрокидывания микроавтобуса пострадала женщина СПОРТ Ямальский гроссмейстер лидирует в Гран-при в Монако НОВОСТИ Назначен новый прокурор ЯНАО ПРОИСШЕСТВИЯ Тазовские инспекторы вычислили самый опасный для автомобилистов день ОБЩЕСТВО Интересное за ночь: о справедливой зарплате, смысле жизни и авиапассажирке в сатанинской футболке ПРОИСШЕСТВИЯ Новоуренгоец пытался отпугнуть кредиторов сообщением о минировании дома ЭКОНОМИКА Бюджет Губкинского увеличен на полтора миллиарда рублей ОБЩЕСТВО На календаре «КС» 11 декабря 1969 года НОВОСТИ Губернатор ЯНАО в День округа вручил высокие награды СПОРТ На заплыв! В Лабытнанги торжественно запустили СОК «Полярный» ПРОИСШЕСТВИЯ На ледовой переправе через Обь вновь сгорела легковушка ЗДОРОВЬЕ Надымчанка заразила корью тюменцев. В очаге – 10 тысяч человек ПРОИСШЕСТВИЯ В Губкинском агроном-любитель выращивал коноплю и в доме, и в бане ЭКОНОМИКА Новогодние подарки взаймы. Для кого на Ямале могут подорожать кредиты? ПОЛИТИКА Главам рассказали, как ямальцы оценивают ситуацию и за что можно лишиться денег СПОРТ Ямальским спортсменам придется доказывать, что они чисты от допинга ОБЩЕСТВО Ямальских волонтеров-медиков наградили в Москве ОБЩЕСТВО Гороскоп для всех знаков Зодиака на 11 декабря 2019 года ОБЩЕСТВО В чем пойти на новогодний корпоратив? Практичные советы ПРОИСШЕСТВИЯ На Ямале опрокинулся микроавтобус с 14 пассажирами НОВОСТИ Синоптики рассказали, почему на Ямале резко потеплело ОБЩЕСТВО Доступность объектов Тазовского повысят с помощью навигации ОБЩЕСТВО Главный архитектор Ноябрьска вошел в сотню лучших по стране КУЛЬТУРА «Танец белых льдов» покажут в онлайн-трансляции


  • Сеяха задыхается от ржавого наследия

    13.07.2019 18:22:00

    Сеяха задыхается от ржавого наследия Фото Хабэчи Яунгада, Василия Окотэтто, Андрея Ткачёва. Коллаж Татьяны Кайзер / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    В июне в высоких широтах арктическая тундра еще была покрыта белым покрывалом. Пассажиры рейса № 68 Салехард – Сеяха разочарованно отворачиваются от увиденного ландшафта. 

    Вроде пернатым пора осваивать новые места, но явно весна запаздывает. Иллюминаторы вертолета неожиданно «затянуло» и покрыло белой пеленой. В салоне послышался ритмичный храп пассажиров и посапывание грудничков-малышей. Все едут в родное селение – в Сеяху, в центральную усадьбу оленеводов-частников, охотников.

    Правда, от бывшего совхоза «Ямальский», гремевшего на весь округ несколько десятилетий, остались одни добрые воспоминания. Люди помнят двух великих руководителей Николая Лачевича Окотэтто и Герамнура Хабировича Кадырова. Первый – бессменный председатель Нёйтинского сельского совета.
    Он более сорока с лишним лет возглавлял и направлял работу местных предприятий. Второй – не менее опытный руководитель, участник Великой Отечественной войны, умел найти ключик к каждому тундровику. Они стали примером для сеяхинской молодежи – как нужно работать и жить.

    В настоящее время здесь функционируют двухэтажная школа и двухэтажная больница, обе в капитальном исполнении, несколько частных магазинов. За развитием села следит Андрей Николаевич Кугаевский, глава администрации Ямальского района, коренной северянин.

    Вдруг расступилась пелена плотных облаков. Внизу появились новые улицы жилых домов, наземные постройки, вперемешку с халмерами – ненецкими захоронениями. Вертолет мягко коснулся колесами посадочной полосы.

    Во все времена люди определяли самые удобные места для поселений.

    Вот и дома Сеяхи от Ледовитого океана и Карского моря защищены правобережным мысом, похожим на орлиный нос. Морские суда во время шторма всегда заходили в эту тихую бухту. Переждав непогоду, уходили по Северному морскому пути дальше на восток.

    Со второй половины XX века Центральный комитет партии, советское правительство целенаправленно начали заниматься обустройством побережья Карского моря. Сюда перебросили основные силы строителей, механизаторов, современную технику. Маленькое село Сеяха стало перевалочной базой для обустройства всемирно известного Бованенковского газоконденсатного месторождения.

    В самый пик здесь трудилось более десяти мощных организаций треста «Миннефтегазстрой», груз доставлялся по железной дороге до города Лабытнанги на базу СУ-16, ЯГСП-3, и по воде, где руководил Александр Александрович Осаенко.

    А Виталий Анатольевич Лаврентьев, ныне занимающийся частным предпринимательством, на Бованенко работал заместителем начальника СУПР-1 ОАО «Арктикнефтегазстрой». От него исходила энергия, которая завораживала всех остальных работников треста.

    Однажды к Виталию Анатольевичу в кабинет вошел Николай Окотэтто, ныне покойный, сказал:

    – Я собрал восемь тракторов разных мощностей, но мне не хватает еще семи тягачей для того, чтобы перетащить металлический каркас, привезенный несколько лет назад для социальных нужд села. Он теперь ржавеет на берегу. На совете местных депутатов решили перетащить его в центр поселка.

    – Николай Лачевич, я выделю семь тракторов для передислокации будущей конторы. Там разместятся все службы администрации.

    Мои воспоминания прервала группа пассажиров, которая с удивлением стала рассматривать торчащие из под земли обломки труб, пустые бочки. Один молодой человек, увидев бесхозный хлам, ужаснулся:

    – Куда мы приехали?! В Тюмени мне уши прожужжали «Сеяха! Сеяха!». Здесь негде ступить. Вонь такая! Разве можно работать в таких условиях?! Ржавые металлоконструкции, высоковольтные куски проводов, отходы стройматериалов, – не унимался вновь прибывший парень, – вон топливопровод, несколько километров. Огромные цистерны на 1000 кубов тоже стоят бесхозно.

    – Так уже несколько лет гниют. После перестройки это добро, оказывается, никому не нужно, как говорится в поговорке «После нас хоть потоп!», – парировал другой собеседник.

    Я не стал встревать в их беседу. Не стал рассказывать, что по всей Тамбейской тундре разбросаны обломки учебных ракет, некоторые ушли в землю. Особенно в этих снарядах, что сбивали над тундрой, ценились двигатели, где, якобы, находились здоровенные золотые кольца. Перед каждым испытанием из Плесецка прибывал вертолет с поисковиками, но ничего не находили.

    До начала таких мероприятий предупреждали заранее тундровое население, чтобы они в такое-то время не занимали предполагаемые участки земли под выпас оленей.

    …Кто-то крикнул: «Гуси, гуси, гуси!!!» На площадке у вертолета люди запрокинули головы на синее небо. Огромная стая диких гусей как-будто остановилась на мгновение. Прозвучал торжественный клик вожака: «Лык! Лылык! Лык! Нам пора лететь дальше!!! Ява тамна хубта!!!»

    После приземления, я встретился с Игорем Николевичем Окотэтто, бывшим главой администрации. Он поведал о том, что он несколько раз обращался в вышестоящие организации с просьбами об уборке сеяхинской территории от металлического хлама. Но не находил сочувствующих руководителей, чтобы помогли или обратились по инстанции еще выше.

    Вновь избранный глава администрации села, Станислав Вануйто,  молодой, деловой, перспективный руководитель, тоже озабочен проблемой.

    – В течение 20 лет наши глаза мозолили 600-, 700-, 800-, 900-, 1000-кубовые цистерны из-под соляры, оставленные подразделениями треста «Миннефтегазстрой». В настоящее время московская фирма ООО «Металл-центр» без участия бюджетных средств занимается распиловкой цистерн на металлолом.

    Для отправки в центр страны она подготовила 1300 тонн металла. Продуктопровод, подведенный к цистернам, пока не утилизирован, по причине того, что пока к нам никто не обратился. Его протяженность составляет пять километров.

    Хабэча Яунгад
  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...