-8...-10°C

16+
  • Виктор Казарин: «Вступил в комсомол, потому что... влюбился»

    20.10.2018 12:20:00

    Виктор Казарин: «Вступил  в комсомол, потому что... влюбился» Александр Бейфус / КРАСНЫЙ СЕВЕР
    Будучи секретарем горкома ВЛКСМ, ему довелось руководить тысячами юношей и девушек, приехавших в Новый Уренгой на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку. Вместе с другими активистами он устраивал «революции», ходил на субботники и жил в общаге.

    Свою карьеру вице-спикер ямальского парламента и экс-глава газовой столицы начинал оператором по добыче газа, затем стал начальником промысла. Активного и авторитетного 25-летнего специалиста в 1986 году выбрали первым секретарем Новоуренгойского горкома ВЛКСМ. Как рассказывает Виктор Николаевич: «Ручки подвернули – надо!» Руководство посчитало, что первый секретарь города из среды газодобытчиков – отличная кандидатура, а начальника промысла можно и нового найти.

    – Потом гендиректор пошел на повышение в Москву, а я как был без квартиры – так и остался. Мне предлагали жилье, когда я холостым был, но я отказался: в общаге проще было общаться с людьми, узнавать «вести с полей». А потом женился – и жену не могу привести домой – прописать невозможно. Ко мне тогда ежедневно по шестьдесят человек приходили с таким же квартирным вопросом. Если я пойду к начальству, мне по блату жилье, конечно, сделают, но как я после этого людям в глаза смотреть буду? – поясняет собеседник.

    Жена месяца два добивалась прописки, на третий – вернулся я с очередной командировки, а она чемоданы собрала. Без регистрации на работу не берут, а она единственный врач-инфекционист в городе. Когда рассказал об этой проблеме первому секретарю горкома КПСС, тот рассмеялся: «Ты для всех вопросы решаешь, а для себя не можешь?»

    Оказалось, что не может… Тогда партийное руководство само созвонилось с начальником местного ОВД, чтобы посодействовал в прописке супруги Виктора Николаевича. Молодой комсомольский вожак, сгорая от стыда, отправился за бумагами в милицию. Мысль о том, что он злоупотребляет служебными возможностями, не давала ему покоя. Но страж правопорядка успокоил визитера.

    – Он дал мне слово, что за неделю пропишет в городе пятьсот комсомольцев, – вспоминает Виктор Казарин.

    На заседание исполкома – с камерой

    Так и жил бы секретарь горкома с семьей в общежитии, если бы однажды к нему в гости не напросился Николай Яшкин, который тогда был первым секретарем обкома. Виктор Николаевич пытался отвертеться – мол, одна комната, дочка маленькая спит, предлагал проводить командированного товарища в гостиницу, но тот настоял.

    – Пришли в общагу, у него комендант проверил документы, – смеется собеседник. – Николай посмотрел, в каких условиях мы живем, потом написал обо мне письмо в исполком. Они мне звонят: «Ты нас так уверенно «мочишь» за других, а про себя молчишь?! Мы думали, у тебя всё хорошо… Может, у тебя и телефона нет?» Я говорю: «Нет. Вот построим МЖК, там и себе жилье заработаю». Всё же дали мне тогда квартиру – коллектив проголосовал.

    Но строительство Молодежно-жилищного комплекса (МЖК) удалось-таки пробить. Это была целая революция!

    – При горкоме работал дискуссионный клуб, где мы устраивали мозговые штурмы: как сделать нашу жизнь лучше, честнее, справедливее. Потом эти идеи я предлагал на площадке исполкома, на сессиях, пленумах. Иногда получал за это от старших товарищей, – признаётся Виктор Николаевич. – Когда мы видели, что не находим понимания на местном уровне, под угрозой испортить карьеру, обращались даже к министрам.

    Партийные боссы долго сопротивлялись строительству МЖК, но комсомольские активисты их убедили. Причем, на совещание они взяли с собой видеокамеру, чтобы всё зафиксировать. Такая выходка возмутила партийных товарищей, но комсомольцы им пояснили, что съемка нужна для архива. 

    Перемен! Горком провёл «анархический» пленум

    В конце восьмидесятых, струна демократии натянулась до предела, все хотели перемен, формировались элементы рыночной экономики, появился хозрасчет и первые кооперативы. И всё же, для внедрения передовых идей, комсомольцам приходилось регулярно штурмовать стену бюрократии.

    – Я по жизни закалялся, и мне это помогало, – отмечает собеседник. – Например, я не понимал, когда иные активисты навырезают из газет выдержки вождей, и беседуют с нами по этим шпаргалкам «за жизнь». На одном из пленумов выступил против этого. Я называл тот пленум демократическим, но народ окрестил его «анархическим». Там действительно царила мать-анархия, все орали, все хотели высказаться. Потом я выпрыгнул из президиума в зал и сказал, чтобы все предложения брали «на карандаш», дескать, потом, по этим вопросам будем работать…

    DSC_8012.JPG

    Здорово попало потом молодому секретарю горкома от старших товарищей с партбилетами! Но ведь ребята болели за дело: кто-то говорил, что в их тресте не выделяют общежития, что невозможно прописать семью, кто-то кричал, что футбольного поля нет, нужен спортзал… В итоге Виктор Казарин предложил, чтобы все, кто активничал, через неделю пришли на субботник, расчищать площадку под футбольное поле. Собралась вся комсомольская братия! Поле оборудовали – сейчас там стоит спорткомплекс.

    – Затем была уборка озера Безымянного. Пришли тысячи людей со всех предприятий, со своими руководителями, с техникой! Как навалились! Я не ожидал такого размаха и понял, что такие мероприятия нас объединяют, – говорит собеседник.

    По его словам, навыки борьбы пригодились, когда стал главой города. Тогда «Газпром» издал приказ о переводе подразделений на вахтовый метод. Денег на городские стройки газовики больше не выделяли.

    – Состояние хозяйства было такое, будто это не газовая столица, а Сталинград или Курская дуга. Город весь в балках, кругом незавершенка, техника стоит… И вот тогда пришлось дойти до президента, чтобы доказать: город нужно строить, – подытожил собеседник.
    Наталья Рыбьякова
    Наталья Рыбьякова

    Автор
    +7 (34922) 4-78-18
    hilianatalia@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика