...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Большинство ямальцев не хотят идти на вечер встречи одноклассников

    03.02.2018 16:48:00

    Большинство ямальцев не хотят идти на вечер встречи одноклассников Фото из архива Анастасии Кожевиной

    В первых числах февраля мы рассказываем друг другу разные истории, приключившиеся с нами в годы учёбы. И спустя много лет выясняем, что же самое главное было в школьные годы чудесные.


    ГЛАС  НАРОДА

    Алина Мирончук:

    – У меня в первом классе была очень опытная учительница. Чуть ли не заслуженный учитель РФ, кажется. Висела на доске почета около администрации. Так вот, она ругалась на нас ужасно, выражение «вы с г*м готовы друг друга съесть» было еще самым мягким.

    Я долго думала, что для учителя это норма. До самого четвертого класса мы смотрели на нее, как на божество. А потом к нам пришла новая классная руководительница. Тогда-то и поняла, что такое настоящий учитель.


     Светлана Давыдова:

    – Я училась в женской гимназии в Петербурге. Классная руководительница была ненамного старше нас – только-только после вуза. Наверное, она была неплохим специалистом, и уж совершенно точно относилась к нам очень доброжелательно. Я ее невзлюбила с самого первого дня, уж не знаю, почему.

    Я настроила против нее одноклассниц. Мы срывали уроки, устраивали какие-то гадости, придумывали обидные прозвища, доводили педагога до слез. Я превратила ее жизнь в кошмар. Наверное, она вздохнула свободнее, когда наш класс выпустился.

    Со временем мне стало ужасно стыдно за свой подростковый терроризм. Я до сих пор не нахожу ему ни объяснения, ни оправдания. Через несколько лет я пришла к ней и попросила прощения за свои выходки.


    Александр:

    – Я однажды случайно подставил одноклассницу. Она была шебутная, вечно влипала в неприятные истории, и ей часто доставалось от одноклассников. Но в тот раз она точно была не виновата, а класс устроил ей «темную». Тогда я дал себе обещание, что когда мы станем взрослыми – расскажу ей всё, и извинюсь.

    Ее убили, когда она была студенткой. А я так и не попросил у нее прощения.


    Ирина Александровна, учитель:

    – Меня часто спрашивают, горжусь ли я своими   отличниками-выпускниками. Но, знаете, не всегда хорошие оценки гарантируют светлое будущее. В начале девяностых иду домой. И на тротуаре прямо передо мной – пьяная драка. И из кучи-малы вываливается с разбитым носом бомжеватоговида… мой выпускник. Отличник, примерный ученик. Что-то не срослось, покатился по наклонной, стал пить…

    А однажды захожу в магазин («коммерческий», если вы помните, они тогда только появились). Тут же подъезжает на джипе и со мной входит хозяин магазина – отлично одетый, приятный молодой человек. Смотрю и не верю своим глазам: Юра! Наш вечный троечник – еле-еле дотянули до аттестата, всей школой старались! Стал успешным предпринимателем!


     Ангелина Дрожжина:

    – Я ничего не понимала в физике. По всем остальным предметам шла на «хорошо» и «отлично», а тут – какая-то тупость нападала. И стабильно писала все лабораторные и контрольные на два. На три в лучшем случае. В одиннадцатом классе классный руководитель привела меня за руку к физичке. Мне светила единственная тройка в аттестате!

    Учительница открыла журнал, и мы вместе пересчитали мои текущие оценки за год. Троек оказалось больше, чем четверок и пятерок вместе взятых. Просить о снисхождении было глупо. Я молчала. Повисла пауза, во время которой я успела распрощаться с мечтой о «корочке» без троек. А она вдруг берет ручку и выводит в журнале годовую: четыре. Мне было ужасно, ужасно, ужасно неловко.

    Оценок я больше никогда не выпрашивала. Филфак окончила с красным дипломом, всегда сдавала на «отлично» всё, даже высшую математику.

    А однажды захожу в магазин («коммерческий», если вы помните, они тогда только появились). Тут же подъезжает на джипе и со мной входит хозяин магазина – отлично одетый, приятный молодой человек. Смотрю и не верю своим глазам: Юра! Наш вечный троечник – еле-еле дотянули до аттестата, всей школой старались! Стал успешным предпринимателем!


    ОПРОС

    Возвращаться туда, где был счастлив – только всё портить?

    По данным опроса, который «КС» провёл в соцсетях, две трети ямальцев совершенно точно не пойдут на встречу с однокашниками.

    Одни не могут – учились где-то далеко. Другие не хотят. И только 15 процентов опрошенных с радостью предвкушают общение с друзьями детства.

     «Я ни разу не была на подобных встречах. Поймите, одноклассники, абсурдно возвращаться туда, где ты был счастлив! Не дай боже испортить впечатление!» – считает Татьяна Тушкова.

    «Я бы с радостью, но, увы, моя школа в Заводоуковском районе, но мы с одноклассниками встречаемся с 1986 года, правда, не в феврале, а летом. Те, кто проживает в Тюмени, приезжают в феврале», – пишет в комментариях Наталья Попович-Зарубина. 


    Александра Ниязова


  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...