0°C
Салехард

Мы как результат революции

События 1917 года меня всегда очень волновали и понуждали закапываться в архивы.  Как оценивать всё произошедшее, хорошо это было или плохо, могло ли быть иначе? И, наконец, потеряли мы в результате революции что-то или, наоборот, обрели?


Сто лет эти вопросы мучают всё население постсоветского пространства и болят до сих пор. И мнения расходятся полярно.

Если судить о царской России по определенному сорту литературы, то не страна была, а рай земной. Мужики сплошь богобоязненны и трудолюбивы, все как один хрустят французскими булками. Дворяне же озабочены исключительно защитой Отечества да процветанием вверенных им крестьян. Ну а интеллигентская публика самоотверженно несет в народ просвещение.

ЗАПОЗДАЛЫЕ  РЕФОРМЫ

Наверное, для тех, кто после семнадцатого года оказался на парижских набережных, прежняя жизнь и впрямь была раем. Но ведь почему-то сказал еще в начале века обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев  в беседе с царем: «Продление существующего строя зависит от возможности поддерживать страну в замороженном состоянии. Малейшее теплое дуновение весны, и всё рухнет». Я не виню Николая, не он создал эту ситуацию и даже не его отец, который успешно всю эту хлябь российскую «подмораживал». Зрело-то всё с петровских времен. Может, и впрямь неплохие идеи и реформы были, но для страны чужеродные.  Вот и  пошла реакция отторжения, общество стремительно деградировало, а к началу XX века вызрел такой адский гнойник, который и рванул, разнеся вдребезги всю империю.  

Для того клубка проблем, каким тогда являлась Россия, сразу и названия не подберешь, да и будущего не рассчитаешь – испугаешься. К тому же на всё это наслаивалась Первая мировая война, в которой Россия активно участвовала. К сожалению, Николай II был слабовольным человеком. Он так и подписывался в письмах жене: «Твой маленький слабовольный муженек» (семейная переписка Романовых, Госархив РФ, «Красный Архив», т. 4, стр.121–159, изд. Центрархив, 1923 г.). 

Но он к тому же оказался некомпетентным и несамостоятельным. Николай боялся реформ и страшился остаться без поддержки дворянства. Реформы, предложенные С.Ю. Витте, которые могли если не спасти страну, то хотя бы отодвинуть кризис лет на двадцать, он попросту запретил, написав на проекте «Не одобряю!». А столыпинские реформы явно запоздали и выглядели как попытка реанимации покойника кровопусканием. Кончилось всё, конечно, печально –  и для Столыпина, и для России.

Сегодня уже известно, что свержение царя не было делом рук рабочих и крестьян, а стало результатом целого «букета» заговоров военной и политической элиты, многослойных и переплетающихся, в которые  оказались замешаны кто ни попадя, вплоть до иностранных спецслужб. Произошло что-то вроде «цветной революции», ставшей детонатором, подорвавшим тот самый гнойник, в котором и захлебнулась великая империя. Кстати, февральскую революцию большевики попросту проспали, отсиживаясь в Европах и не надеясь дожить «до решающих битв грядущей революции». 

ОТРЕЧЕНИЕ – ПРАВДА  ИЛИ  МИСТИФИКАЦИЯ?

А теперь по поводу законности отречения Николая от престола. Я – юрист и привык оценивать события с точки зрения закона. Так вот, действующий во времена Николая закон о престолонаследии действительно не устанавливал и не прописывал процедуру отречения самодержца. Но при этом закон не содержал и запрета на отречение. Собственно, Николай не первый царь, который отрекся от престола. До него отрекались Василий Шуйский и Пётр III Фёдорович.  Хотя, надо сказать, в те времена  право на отречение монарха от престола было предусмотрено в «Правде воли монаршей» Петра Великого и обосновывалось идеей о неограниченности власти монарха: «…народ, отдая всю волю свою Государю своему, не отнял от него в замену ни коей же воли». Я здесь не рассматриваю проблемы подлинности Акта об отречении как письменного документа – современники не ставили под сомнение его подлинность. Не вступая в дискуссию о том, что имеющийся в архиве Акт об отречении может не быть документом, собственноручно подписанным Николаем II, хочу обратить внимание на следующее. В опубликованном 6 марта 1917 года Акте  выражена подлинная воля императора, сложившаяся в те дни под влиянием поступавшей к нему информации о событиях в Петрограде и оценок происходящих событий, которые высказывали лица, беседовавшие с императором.  Николай  никогда после 2 марта 1917 года ни прямо, ни косвенно, ни полностью, ни частично не опровергал содержания своего Акта об отречении, хотя имел реальную возможность для этого. Напротив, многочисленные дневниковые записи Николая, его телеграммы, воспоминания лиц, общавшихся с ним после отречения, свидетельствуют: Николай прекрасно понимал, что именно он подписал и что именно было опубликовано. Объяснить это иначе, как тем, что Акт об отречении выражал подлинную волю императора, невозможно.

Другая проблема связана с якобы имевшими место пороками воли Николая в момент подписания им Акта об отречении. Юристы знают, что в гражданском праве под пороками воли понимаются обстоятельства, в результате которых внешнее волеизъявление субъекта не соответствует его истинной воле. Некоторые исследователи обращают внимание на то, что Акт об отречении «юридической квалификации не подлежит и может быть принят только как факт в результате революционного насилия». Полагаю, что сама постановка вопроса относительно наличия пороков воли у Николая при подписании им Акта об отречении не совсем корректна, поскольку основана исключительно на предположениях. Сегодня практически невозможно достоверно установить, было ли совершено подписание Николаем II Акта об отречении под влиянием насилия. О событиях 2 марта 1917 года имеется огромное количество мемуарной литературы, но нигде не сказано, что к государю применялось какое-либо насилие. Были высказаны предположения, убеждения, аргументы, но адресовались они не беспомощному, плененному и т. п. человеку, а первому лицу государства, под непосредственным командованием которого находилась многомиллионная боеспособная армия и который вполне мог принимать решения самостоятельно. Если все эти воспоминания ложны, то на каких бесспорно достоверных источниках можно основывать выводы о применении к Николаю насилия?

Не буду здесь вдаваться в юридический анализ Акта Николая II об отречении от престола. Скажу лишь, что с точки зрения права  он не безупречен. Составлен Акт с существенными нарушениями действовавшего на тот момент в Российской империи законодательства и с нарушением присяг о соблюдении порядка престолонаследия. Документ вызвал сложно- разрешимые правовые трудности в вопросе определения наследника Российского престола и тем самым фактически оставил империю без императора; создал юридические предпосылки для смены формы правления в России с монархической на республиканскую. После обнародования Акта об отречении практически было уже невозможно вернуться к той форме православной монархии, которая была закреплена в Основных Государственных Законах, ибо император сложил с себя власть, дарованную ему Богом, и фактически провозгласил себя не связанным законами о божественности императорской власти.

НАСЛЕДНИКИ  ФЕВРАЛЯ

Ну и в заключение немного о большевиках.

Хозяйство, что досталось им в октябре 1917 года, при всём желании развалить было невозможно – дальше некуда!  Стопроцентно либерально-демократическое Временное правительство с помощью абсолютно демократических решений и мер умудрилось за восемь месяцев угробить страну, разрушив всю промышленность, экономику, систему управления, армию и т. п.  

Полагаю, не нужно идеализировать ни февраль, ни октябрь семнадцатого года. Особенно февральские события. Цели и задачи их организаторов (а они были) оказались грязными и подлыми. Розовощекие думские мечтатели-демократы стали для них лишь прикрытием. Но и те и другие ошиблись, конечный результат для всех оказался непредвиденным, ситуация пошла вразнос, и государство обрушилось, как пьяный в грязь.

Большевиков ругают почем зря, но при этом никто не дает себе труда разобраться, а что они сделали? Что бы стало с Россией, если бы в октябре семнадцатого в Петрограде не нашлось кучки безбашенных авантюристов, решивших, что коль история разворачивается по их теории, то и нечего клювом щелкать, надо ввязываться в драку. Большевики не верили в Бога и не любили Россию, однако на крутом повороте истории именно они не дали ей рухнуть в прах, когда обанкротились все те, кто любил и верил. Многие считают, что заплаченная ими за это цена была слишком непомерной, кровавой, и жалеют об упущенных возможностях. О каких, позвольте спросить? И кто бы нам эти возможности дал? Запад, который сделал всё, чтобы убрать Российскую империю с геополитического пространства? Белые, стремившиеся восстановить «единую и неделимую» помещиков и крепостное право? (А как же тогда быть с уже отделившимися и шибко самостийными Прибалтикой, Финляндией, Польшей, Украиной, наконец?) Разного рода революционная тусовка, никогда не интересовавшаяся государственным строительством и не собиравшаяся этого делать?  Империю не для того разваливали, чтобы потом восстанавливать. Лучше не фантазировать. Большевики на пепелище создали то, что смогли, слепили из того, что было. И ведь получилось.

Профессионально занимаясь управленческой  деятельностью,  зная, насколько это сложно, я теряюсь в догадках, как же они, не являясь ни государственными деятелями, ни даже опытными чиновниками,  рискнули взяться и  смочь  там, где это было практически невозможно? И на что другие, более «приличные», не посмели и не отважились, а предпочли отсиживаться в парижских кафе. 

Если бы не было событий 1917 года,  мир был бы другим.  Насколько другим?  Не знаю.  Как не знаю, существовало ли бы вообще в этом случае на нашей планете такое государство, как Россия, была бы газета «Красный Север» и мы с Алексеем Снегирёвым? 

Но мы сегодня есть, и это зримый результат событий 1917 года.

------------------------------------

Андрей Дробинин, ветеран органов прокуратуры ЯНАО


0

0

0

0

0

0



Темы

Армия, Омбудсмен, Реформы